Взгляд на наши дни из далекого 1960-го

Этот диафильм в виде отдельных кадров бродит по сети. Я расставил их в последовательности, которая мне кажется логичной, хоть и не до конца.

Сталинское ОГПУ. Запрет танцев на Горсаде.

На первый взгляд, этот архивный документ вызывает недоумение, какое отношение ГПУ имело к танцам в горсаду. 

Однако, В. Морев (Дедушка Джеральд) поделился публикацией, которая проливает свет на эту ситуацию:

Рудники Юза

«Завод Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производства, основанный по Высочайше утвержденному договору (18 апреля 1869 г.) великобританским подданным Джоном Юзом, находится в Бахмутском уезде, Екатеринославской губернии, в м. Юзовке.
Этот завод первый на юге установил, в обширных размерах, выплавку чугуна из местных руд, на местном минеральном топливе и переработку его в железо и сталь». [1]
«Находясь на собственной земле, представляющей площадь около 20000 десятин, приобретенной от князя Ливена, заключающей в недрах своих все нужное для производства: богатейшие залежи каменного угля (смоляниновский пласт), железную руду, известняк, огнеупорную глину, завод Новороссийского Общества все время продолжает развивать свое производство.

И В БОРЬБЕ С «ЗЕЛЕНЫМ ЗМЕЕМ» — ПОБЕЖДАЕТ ЗМЕЙ

Из истории противостояния в 1920-е годы

Потребление алкоголя в Донбассе было выше, чем в находящихся рядом регионах. Еще в 1910-е годы топ-менеджеры горных предприятий всерьез обсуждали проблему пользы умеренного потребления горячительных напитков при некоторых видах горных работ. Вопрос о выдаче спиртных напитков горнорабочим разбирался в 1922 году на специальном совещании в Главном Управлении Горной Промышленности. Отмечалось, что «бесконтрольная выдача спиртных напитков рабочим в счет заработной платы или премий за выполнение тяжелых работ или за известную переработку принимает за последнее время всё большие размеры».

ЮЗОВСКИЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ КОНТОРЫ

По числу технических контор Юзовка была на одном из первых мест в Донбассе. И не мудрено. С кадрами тогда было совсем плохо, а технические конторы предоставляли довольно широкий спектр технических услуг. Руководили такими структурами либо люди с приличным техническим образованием, либо прирожденные коммерсанты. А занимались они следующим:
Ну, например, заказ и слежение за материально-техническими грузами: списывание и разметка вагонов прибывающих составов, списывание и составление натурных листков на отправляемые поезда, подборка документов на вагоны, подсчет веса отправляемых поездов, передача информации на соседние распорядительные станции об отправленных поездах, передача и получение документов от работников товарной конторы.

Градостроительные планы 1938 года в г. Сталино

Листая старые газеты, Члены ДГО В. Степкин и Р. Кишкань наткнулись на статью архитектора П.А. Головченко в «Социалистическом Донбассе» за февраль 1938 года о намеченном в городе строительстве и благоустройстве. 

САМЫЙ СТАРЫЙ ПАМЯТНИК ДОНЕЦКА

В Кировском районе, недалеко от Дворца культуры им. Франко, находится самый старый памятник Донецка. Соорудили его погибшим в начале 1928 года шахтерам. Памятник пережил оккупацию и незадолго до нашей гражданской войны был даже реставрирован.

ВЕТКОВСКАЯ ФАБРИКА-КУХНЯ

Лет через десять после Октябрьской революции в Советском Союзе началась работа по коренному переустройству быта. В наши края эти новые веяния пришли с опозданием на несколько лет.
Рабочий люд, строитель коммунистического будущего с энтузиазмом индустриализировал страну. И ничто, кроме тяги к труду, не должно было отвлекать советского человека от трудовых подвигов, тем более приготовление еды на коммунальной кухне. Общественное питание стало необходимым условием процесса индустриализации: назрела потребность в укрупнённых и механизированных предприятиях, способных быстро накормить большие массы людей. А параллельно с этим происходило высвобождение женщины из «пут» домашнего хозяйства и вовлечение её в производство.

«СОБРАНИЕ ТРЕБУЕТ ЗАКРЫТИЕ ЦЕРКВИ И СНОСА ЕЁ»

Стояла в нашем городе церковь и казалось, что она даже является украшением городского пейзажа. Но при смене общественной формации она вдруг стала не нужна властям. В 1922 году, во время всесоюзной компании по борьбе с голодом, из Юзовской Преображенской церкви были изъяты серебряные иконы, лампады, кадила и другие ценности общим весом 1 пуд 28 фунтов 46 золотников на сумму 1 251 рублей. Формальным поводом к изъятию церковных ценностей послужил разразившийся голод 1921 года – последствие эпохи «военного коммунизма». Сегодня уже доказано, что одной из причин возникновения голода послужили действия продотрядов. Церковь хотела помочь голодающим, но власти запретили ее сотрудничество с государственной организацией «Помгол». А 23 февраля 1922 года вышел декрет ВЦИК о принудительном изъятии культурных ценностей – в помощь голодающим. Секретное письмо товарища Ленина по этому поводу было опубликовано только в 1990 году: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления». Не знаю где как, но в Юзовке не было и никакого угодно сопротивления.

НАЧАЛО ПАРКА ЩЕРБАКОВА

В обширных фондах республиканского архива есть документы, где рассказывается о планах Сталинского городского совета. В частности, говорили на заседаниях о необходимости открытия в городе нового парка. Первый раз такое предложение озвучили в 1927 году. А повторно в 1929 году уже планировали начать закладку большого парка. Но тогда вышестоящие инстанции не выделили финансирование.
Июньский 1931 года пленум ЦК ВКП(б) среди прочих своих исторических решений дал установку: по всей стране широко развернуть работу по развитию зеленых насаждений, разбивке бульваров, превращению городских лесных массивов в образцовые парки культуры и отдыха. Следуя предначертаниям партии, местные депутаты в том же 1931 году твердо решили заложить в городе Центральный парк. Место выбрали за Первым прудом у Скоморощиной балки на участке открытой степи.