«Сердце завода» или истории заводского гудка. Часть 1

Эпиграф. «У рабочих вошло в привычку возвращаться на рабочее место после гудка, означавшего конец обеденного перерыва. Разгневанный бригадир попросил всех написать свои предложения, как можно решить эту проблему, и опустить их в специальный ящик. На следующий день, открыв ящик, бригадир обнаружил один-единственный листок: «Пусть тот, кто последний возвращается с обеда, дает гудок». Из «Сборника глупых мыслей».

Предисловие.

Работа любого предприятия обусловлена объединение в единое целое трех независимых факторов:

1. Наличие сырья или расходных материалов (для шахт, например, – крепильный лес) и четко организованная логистика доставки сырья;

2. Наличие станков и прочего оборудования для изготовления «нового товара» (для шахт – обушки, шахтерские лампы, добывающие комбайны);

3. Рабочая сила (для шахт – шахтеры и рабочие шахтного двора).

Если первый и второй пункты в основном имеют материальные факторы, то третий пункт – чисто организационный. Используя современный термин – это «научный способ управления персоналом».

История управления персоналом уходит своими корнями глубоко в историю развития и формирования человеческого общества. Если обратиться в период, когда возникал вопрос о разделении труда и об использовании совместных ресурсов (хотя и очень ограниченных по своим возможностям), то в это время зарождались первые человеческие взаимоотношения, где были лидеры, которые мотивировали и направляли действия всех членов своей семьи или общины.

В средневековье для производства использовали труд только небольшого числа людей – маленькие мастерские и отдельные цеха. В это время все вопросы управления человеческими ресурсами решались один человеком – хозяином.

С середины XIX века произошел резкий скачок в развитии управления персоналом. На смену маленьким мастерским пришли крупные фабрики. На них стали использовать труд большого количества людей.

С усложнением производственных технологий возникла проблема организации начала работы одновременно для всех рабочих предприятия. Главным фактором в «управлении персоналом» стал фактор организации рабочих смен.

Небольшая историческая справка.

В XIX и начале XX веков паровые гудки и паровозные, и заводские называли «паровыми свистками». Паровой свисток изобрел английский инженер Эдриан Стивенс. Паровой свисток он придумал для того, чтобы обезопасить себя и свое предприятие от взрыва котлов. На тот момент он не мог и помыслить, что его изобретение будет использоваться не только для предупреждения, но и для передачи информации и даже в качестве музыкального инструмента – каллиопа.

Паровой свисток Стивенс разработал в качестве своеобразного датчика для котлов-бойлеров. Эдриан понимал, что оставленный без присмотра котел может взорваться, устроив пожар и даже нанеся кому-то серьезные раны. Постоянно следить за всеми котлами вручную возможным не представлялось – нужно было какое-то устройство автоматического оповещения об избыточном давлении и перегреве. Поэкспериментировав с обычными свистками, Стивенс добился того, чтобы устройство его издавало при перегреве котла негромкое шипение. Позже Эдриан додумался подключить свой свисток к потоку воздуха и мгновенно осознал, что данная комбинация поставленную задачу решает более чем блестяще.

Считается, что первую модель парового свистка Эдриан разработал в 1833 году. Одна из ранних его версий до сих пор выставляется в музее замка Cyfarthfa Castle. Патент на свое изобретение Стивенс получать не стал; меж тем, приняли его разработку более чем тепло, причем, не только в сталеплавильной промышленности. Настоящую популярность творение Эдриана обрело после того, как его работу увидели и оценили представители железнодорожной компании; они мгновенно поняли, что и в их отрасли паровому свистку найдется более чем достойное применение. Примерно в то же время Джордж Стивенсон изобрел для поездов железной дороги Swannington (ее открыли 17 июля 1832 года) паровой гудок. Устройство, выполнявшее сходные функции, однако несколько отличавшееся по своей конструкции от свистка Стивенса.

Паровые свистки и сирены стали использовать на фабриках и заводах. Они применялись как сигнал к началу или завершению смены. К концу XIX века на каждой английской фабрике был свой паровой свисток. С ужесточением требований к трудовой дисциплине, паровые свистки стали неотъемлемой частью в организации работы фабрик и заводов.

Это было связано с отсутствием у рабочих ни карманных, ни настенных часов из-за их дороговизны. А куранты на муниципалитете порой были далеко от рабочих кварталов. Поэтому владельцы фабрик и заводов вынуждены были с помощью паровых свистков утром будить рабочих на работу и «сообщать» рабочим о начале и конце смен. Постепенно паровые свистки в качестве устройства «для научной организации труда» распространились по всей Европе. Со временем они попали и в Россию.

Джон Юз

«Джон Джеймс Юз – британский промышленник валлийского происхождения. Сын инженера, стоящего во главе одного из металлургических заводов Мертир-Тидвила. В юношеские годы работал под началом отца. В 28 лет покупает судостроительную верфь. В 36 лет приобретает в Ньюпорте литейный завод. В конце 50-х поступает в качестве инженера на Мильвольский железно-прокатный завод в Великобритании, а в 1860 г. становится его директором. В возрасте 55 лет приезжает в Россию. В 1869 г. начинает строительство металлургического завода с рабочим поселком в районе села Александровка. Становится директором-распорядителем Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производств. Завод работает по полному металлургическому циклу, здесь впервые в России запускается 8 коксовых печей, осваивается горячее дутьё. Умер 17 июня 1889 г. в гостинице «Англетер» в Санкт-Петербурге. Похоронен на Западном Норвудском кладбище.» [1]

Прочитав краткую биографию Юза уместно предположить, что он имел большой опыт в организации производства. А, следовательно, он хорошо понимал, что самое главное для производства — четкая организация рабочих смен и трудовая дисциплина.

Заводской гудок.

Заводской гудок – это на столько обычное устройство в заводском или фабричном производстве, что рассказать о них что-либо интересное просто невозможно. Каждая фабрика или завод имели свой гудок, который будил их рабочих и звал на смену. Гудки отличались по тональности. И рабочие научились их различать и знали чей гудок сейчас гудит. На любом предприятии про историю заводского гудка рассказывают только одно – гудок призывал на забастовки.

И только заводской гудок Донецкого металлургического завода имеет множество интересных легенд. О двух из них будет рассказано в этой статье. Хотя межу историями, рассказанными в легендах, 60 лет, но эти легенды связаны между собой.

Первая легенда: «На заводе в 1873 году начали усиленно готовиться к изготовлению рельсов. В это время для блюминга Джон Юз на одном из аукционов приобрел поршневые машины с затонувшего крейсера «Орел». Одновременно с машинами он приобрел и корабельный гудок. Его установили на парокотельной блюминга.»

Блюминг — большой, тяжёлый обжимной стан для предварительного обжимания стальных слитков большого поперечного сечения в блюмы. Блюм — полупродукт металлургического производства, представляет собой стальную заготовку квадратного сечения.

Многие считают 1873 год датой «рождения заводского гудка». Так ли это? Уверенно можно утверждать, что на заводе действительно были поршневые машины с потонувшего корабля, то это был гражданский корабль.

Крейсер «Орел» построили в 1905 году. На металлолом корабль разрезали в Гонконге в 1950 году.

Вторая легенда: «В 1941 году, перед вступлением фашистских оккупантов в Сталино, металлурги взорвали паровые котлы на заводе, гудок, найденный на развалинах, рабочий Маркелов унес домой. Он хранил его все время оккупации, а после вернул на завод.

И восстановленный ДМЗ вновь «заговорил» с горожанами.»

Эта легенда правдива только наполовину.

Верна в той части, где рассказывается о том, что «в 1941 году, перед вступлением фашистских оккупантов в Сталино, металлурги взорвали паровые котлы на заводе, гудок, найденный на развалинах, рабочий Маркелов унес домой. Он хранил его все время оккупации, а после вернул на завод.»

А вот заработал ли это гудок после падения на груду битого кирпича – это большой вопрос.

И вновь про Юза.

Юз имел большой опыт в организации производства. А, следовательно, он хорошо понимал, что самое главное для производства — это «способ управления персоналом».

На строительство завода в Юзовку. стали приходить крестьяне с разных губерний России. Потом они оставались работать на заводе.

Пришедшие на строительство крестьяне никогда особо не следили за временем. Для них единственным, кроме высоты солнца над горизонтом, способом поделить день на отрезки времени служили колокольные звоны с ближайшей церквушки, и слышащие их обыватели лениво крестили лбы.

Очевидно, что изначально на заводе сигналы к началу и концу смен, к началу и концу перерыва подавали колоколом. Этот способ был распространен на всех заводах Российской империи.

Со временем рабочая колония на заводе разрасталась. Рабочие селились все дальше и дальше от завода. Нужен был более громкий источник звука, чем колокол.

«В 1969 году с началом строительства завода и шахт Новороссийского общества возник поселок. В поселке, получившем название Юзовка, в 1870 году проживало 164, а двумя годами спустя – 858 человек. В 1884 году – 5494 жителя, а по переписи 1897 года население ее уже составляло 28076 человек.» [2]

Давайте соберем несколько фактов воедино.

1. Предположить, что Джон Юз, проработав более десяти лет инженером на Мильвольском железно-прокатном заводе, а потом, став его директором, не понимал, что самое главное для производства четкая организация рабочих смен, очень сомнительно.

2. Говорить о том, что в то время паровой гудок или, как его тогда называли, паровой свисток был дефицитным товаром даже не приходится. На каждом пароходе, на каждом паровозе, на каждой фабрике и заводе были гудки. Купить паровой гудок и в Европе, и в России не представляло никакого труда. И считать, что Юз не позаботился изначально о приобретении гудка очень сомнительно.

Вот, например, реклама фирмы «Lunkenheimer Company».

Гудки производились различных форм и размеров. Большие и маленькие. На любой вкус — одинарные двойные, тройные…

3. К 1873 году в Юзовке проживало 858 человек. И что эти рабочие жили на территории завода, чтобы слышать заводской колокол, очень сомнительно.

А теперь давайте суммируем все вышесказанное.

Неужели Юз «надеялся», что, может быть, через три года в 1973г. на аукционе, где продавали детали затонувшего корабля «Орел», ему, может быть, удастся купить корабельный гудок, а может быть и не удастся. Это как повезет…

А как же «научный способ управления персоналом»?

В результате получается – или Юз тупой, или с датой «рождения заводского гудка» что-то не так.

Так как же до 1873г. — целых три года — будили рабочих на заводе? Может быть ударами в рельс? Или они сами просыпались? А 800 человек – это уже довольно большой коллектив.

А была ли у Юза возможность использовать на заводе паровой свисток?

«Для увеличения температуры и интенсивности горения кокса в горн доменной печи вдувается большое количество нагретого воздуха, что приводит к экономии кокса в процессе плавки.

Использование горячего дутья в России началось в 1835-1836 гг. на доменных заводах в Петрозаводске и Выксе. Нагрев воздуха всего до 300°С привел к очень большой (около 40%) экономии топлива.

В 1857г. английский инженер Каупер предложил воздухонагреватель регенеративного типа, в котором через предварительно разогретую кирпичную насадку пропускают холодный воздух, который при этом нагревается. После охлаждения насадки ее вновь разогревают, сжигая в специальной камере топливо, продукты сгорания которого проходят затем через насадку.». [3]

Именно такой способ увеличения температуры и интенсивности горения кокса в доменной печи использовал Юз. Подтверждением этого служит доклада лейтенанта Леонида Павловича Семечкина, который он представил Морскому министру 12 мая 1871г. В нем он излагал «верные и подробные сведения о состоянии завода Новороссийского общества каменноугольного и железного производств». [4]

Вот небольшая цитата из доклада:

«Доменная печь была наполнена несовершенно, а до 2/3 своей высоты. Огонь был разведен 20 апреля, но дутье 21 числа апреля вечером, так что с этого момента следует считать начало задувки. Воздуходувная машина работала всю ночь и 22 апреля была остановлена. 22 апреля дутье было пущено снова, число оборотов машины 15, давление пара 25 футов, давление воздуха 3 дюйма. 23 апреля в одиннадцать часов вечера, т. е. ровно через двое суток, после начала задувки произошла первая выплавка чугуна в количестве около 150 пудов.» [4]

Это фото перовой доменной печи. В здании с двухскатной крышей, находящееся рядом с домной, была установлена воздуходувная машина, которая приводилась в движение паровой машиной.

Так что пар для гудка у Юза в 1871г. был.

Полет с крыши на кучу битого кирпича.

Теперь давайте разберем вторую легенду. Но сначала немного о конструкции гудка.

Корпус гудков делают из латуни. Это обусловлено тем, что гудок находится всегда в агрессивной среде. Во-первых – это перегретый водяной пар. Во-вторых – атмосферные осадки плюс агрессивные газы доменного производства.

Латунь – металл коррозиестойки, но относительно мягкий. Толщина стенок гудка – от 3 до 5 мм.

А теперь давайте представим, что латунный стакан весом 5 — 7 кг. летит с высоты 10 – 12 метров, это высота цеха, на кучу битого кирпича. А свершу его еще присыпает битым кирпичом.

Вопрос: останутся ли на поверхности гудка вмятины или царапины?

Так вот на корпусе гудка, который на ДМЗ называют гудком Юза ни царапин, ни вмятин нет. Если бы корпус гудка выправляли после падения, то следы этой работы на корпусе остались бы. А корпус гудка совершенно ровный. Правда есть небольшие следы коррозии.

Очень большое сомнение, что этот гудок побывал в куче битого кирпича. Ну и в чем тут дело?

И в чем тут дело?

А дело в том, что на заводе было два гудка.

В Государственном архиве ДНР есть дело, в котором хранятся «Графики смен Государственного Новороссийского Горнозаводского Предприятия на 1930г.» [5]

В таблице, размещенной на 9 листе дела, указано:

1. Гудки, подаваемые на котельной доменного цеха;

2. Гудки, подаваемые на котельной прокатного цеха.

До войны на заводе было два гудка и 6 графиков работы. Поэтому, найденный в кирпичах гудок выбросили, а уцелевший установили на заводской котельной №2.

Выводы

Вышеприведенные рассуждения позволили разобраться в нелогичности событий, рассказанных в легендах о гудке ДМЗ.

А вот теперь возникает вопрос: «Зачем Юзу нужно было иметь на одном заводе два гудка?»

Следующие размышления являются только гипотезой.

Об административной структуре завода Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производств практически ничего неизвестно. Очень ограниченное количество документов в Госархиве ДНР не позволяет однозначно ответить на этот вопрос.

Удалось разыскать документ «Классификация чертежей завода Новороссийского общества. Юзовка». Документ датирован 1916 годом. Этот документ представляет собой таблицу, в которой перечислены все структурные единицы (цеха) завода.

Вот этот перечень:

  1. Доменный цех;

  2. Мартеновский цех;

  3. Бессемеровский (

  4. Рельсовый цех;

  5. Железопрокатный цех;

  6. Листопрокатный цех;

  7. Кровельнопрокатный цех;

  8. Вальцетокарный цех;

  9. Коксовый цех;

10. Кирпичный цех;

11. Электрический цех;

12. Механический цех;

13. Кузнечный цех;

14. Литейный цех;

15. Железно – Дорожный цех;

16. Строительный и модельный цеха;

17. Водоснабжение;

18. Колония

19. Механическая лаборатория;

20. Экспедиция;

21. Техническое бюро;

22. Центральный рудник;

23. Смоляниновский рудник;

24. Рудник «Ветка»;

25. Новый Смоляниновский рудник;

26. Рыковский рудник.

Если проанализировать список, то все цеха можно разделить на три части: цеха производства металла (доменный, мартеновский и т.д.), прокатные (листопрокатный, рельсовый и т.д.) и вспомогательные (механический, водоснабжение, электрический и т.д.). Отдельным списком идут рудники.

А теперь еще один документ: [6]

Из процитированного документа следует, что и на заводе, и на рудниках были свои гудки. То есть на каждом самостоятельном предприятии был свой гудок.

Давайте вернемся к предыдущей части статьи.

На заводе Новороссийского Горнозаводского Предприятия гудки были установлены на доменном цехе и на прокатном цехе.

Получается, что Юз привез с собой гудок и установил его на котельной первой домны.

А в 1873 году, когда начали усиленно готовиться к изготовлению рельсов, Джон Юз купил корабельный гудок. Его установили на парокотельной блюминга.

И из всего вышеизложенного уместно предположить, что завод Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производств был разделен на два самостоятельных предприятия. Первое предприятие доменного производства, второе — прокатного производств.

А как еще можно объяснить наличие двух гудков, расположенных недалеко друг от друга, на одном предприятии. Гудки были установлены практически на соседних цехах.

Остальные истории заводского гудка ДМЗ расскажу в следующих статьях…

Владимир Мартыненко

Литература:

1. Степкин В.П., История Донецка (1779 – 1991). – Донецк: Издательство «Апекс», 2004.

2. Донецк. Историко-экономический очерк. / М.С. Альтер, А.С. Лисянский, А.М. Максимова и др.; Под ред. Н.С. Дранко. – Донецк: Издательство «Донбасс», 1969

3. Щербаков В.П., Основы доменного производства. — М.: Издательство «Металлургия», 1969.

4. Жаров А., Как на Юзовском заводе первый чугун выплавляли. // Сайт «Донецкие новости. Региональный портал Донбасса» URL: https://dnews.dn.ua/news/550094 (дата публикации: 28.05.2014).

5. ГАДНР  Р-0279 Оп.1 Д.252  «Графики смен Государственного Новороссийского Горнозаводского Предприятия на 1930г.»

6. ГАДНР  Р-0231 Оп.1 Д.210  «Объявление о переводе стрелок часов на 1 час вперед».

Куда бабу дели? Часть 1.

Эпиграф.

«Начал писать статью об одном, закончил о другом – парадокс!» Возможно Козьма Прутков.

Эпиграф – он и в Африке эпиграф. Прав был Великий классик.

Из рода Горловых

В архиве российского живописца, графика, книжного иллюстратора Виктора Ароновича Дувидова сохранилось несколько писем из его переписки с народным художником РСФСР, известным скульптором-анималистом Дмитрием Владимировичем Горловым. Письма и фотоснимки были систематизированы и сканированы искусствоведом и журналистом Натальей Яковлевной Аксёновой-Ждановой, которая и предоставила их для публикации. Этот факт побудил более подробно познакомиться с родом Горловых и его связях с Донбассом.

Цветы и календарь

Эпиграф. — Нужно ли человеку знать точное время? — Чтобы не опоздать на поезд – да! Возможно Козьма Прутков.

Информационное сообщение Донецкого агентства новостей ДАН от 24 марта 2021г. [1]

«Шафран сетчатый и адонис волжский зацвели в биосферном резервате «Хомутовская степь – Меотида» на юге ДНР. Об этом 24 марта сообщили в Государственном комитете по экологической политике и природным ресурсам при главе республики.

Казачьи корни поселка Седово

Более 250 лет назад на одной из многих песчаных кос Азовского моря, которая входит в воды Таганрогского залива в виде кривой линии и поэтому получила название Кривая, начал заселяться для постоянного проживания, в основном, донскими казаками, хутор – ровесник г. Ростова — на — Дону, названный Кривая Коса.  Позже ему был присвоен статус погранично-сторожевого казачьего поселения Войска Донского. Население хутора росло: здесь селились не только донские, но и запорожские казаки, выходцы из других регионов Российской империи. История Кривой  Косы включает поучительные и славные страницы истории, без которых картина прошлого будет неполной, а поэтому рассказ о ней, вероятно, будет интересен не только людям, живущим на этой земле, но и всем, кто интересуется правдивой историей своей  страны.

Донецкий кряж и Чехов

Дума о Хомутовской степи

В этом году исполняется 95 лет старейшему заповеднику донецкого края Хомутовской степи. Предлагаю вашему вниманию замечательную прозу донецкого писателя Ивана Костыри, написанную им 19 лет назад и проиллюстрированную современными фото.

До чего же легко, до чего же вольно и отрадно дышится в родной донецкой степи! Дышу и не надышусь… И не чую в себе по отдельности ни ног, ни рук, ни тела, будто весь растворился в тугих потоках свежего воздуха, чуть приправленного душистым полынком, что сизеет окрест по склонам балок, холмов и степных курганов; перед глазами зыбится знойная даль в текучем мареве под полуденным web, она уплывает, уплывает от меня, и я словно бы тоже плыву — вслед за нею над всем привольем, обретя внезапно незримые крылья и став невесомым.

Путешествуй по Республике. Экологический календарь 2021

ГРИГОРИЙ ЕЛИСЕЕВ И ДОНБАСС

Сегодня эта территория входит в состав Дружковки – промышленного города Донецкой области. Ну а 200 лет назад? Здесь было все необходимое для рачительного хозяина: река, плодородная земля. Нужно было только приложить старания. Дружковские краеведы нашли карту, составленную накануне русско-турецкой войны 1768 года, где уже был отмечен хутор купца Гаврилова.[3] В Экономических примечаниях к атласу Бахмутского уезда на конец XVIII века указана деревня Гавриловка, принадлежавшая коллежскому асессору Дмитрию Егоровичу Смольянинову «по течению речки Казенного Торца, с правой стороны да чего касается речки Кривого Торца левой стороны и при устье Безимянного оврага дом господский деревянной, заводы лошадиной и скотской; земля чернозем, хлеб родится, покосы хорошие, подданные на пашне». В деревне проживало 18 мужчин и 19 женщин. Всего владельческой земли 1508 десятин, из них 1000 десятин пашни.[1]

На юг в Меотиду

Мы толком не знаем своей земли, а некоторые, порой, даже стыдятся своей родины, считая ее историю и культуру скучной и обыденной. Предлагаю разрушить этот ложный стереотип. Для этого отправимся из Донецка в Новоазовск, по пути рассматривая важные достопримечательности.

История и география, археология и палеонтология, судьбы героев и художников, писателей и путешественников, красоты природы круто замешаны в Донбассе, делая этот край ярким и необычайным, притягивающим внимание и манящим своими загадками. В путь!

Начнем путешествие в Донецке на кольце трамвая №3.