Визит особых французов в Донецк

Среди членов французской технической делегации, посетившей в мае 1970 года Донецк, были весьма неординарные люди

Столица промышленного Донбасса – Юзовка, затем Сталино и, наконец, Донецк всегда вызывала большой интерес у инженеров различных стран мира. Поэтому к нам в город постоянно приезжали за опытом или с намерением реализовать здесь свои проекты многочисленные технические иностранные делегации. В этот раз мы расскажем подробности одного такого визита французов в Донецк.

Развивая научно-техническое сотрудничество

В конце 60-х-начале 70-х годов прошлого столетия в период президентства Жоржа Помпиду двусторонние отношения между СССР и Францией начали активно развиваться. Тогда состоялось аж пять встреч только лишь на высшем уровне. Руководство Советского Союза придавало всему этому очень большое значение. В Государственном архиве Донецкой Народной Республики в фондах Донецкого обкома Коммунистической партии Украины сохранились отчеты всех городских и районных комитетов, в которых сообщалась в ЦК КПУ информация об ожиданиях и настроениях жителей Донецкой области о ходе и результатах визита Леонида Брежнева во Францию. В то время между СССР и Французской Республикой было подписано несколько важных документов в самых разных областях, в т.ч. и о развитии научно-технического сотрудничества. Как раз этот документ и стал отправной точкой появления в мае 1970 года в Донецке специалистов одной из самых авторитетных французских фирм, занимавшейся угольной тематикой.

В архивном деле отдела внешних связей технического управления Министерства угольной промышленности Украинской ССР хранятся все документы о посещении иностранными делегациями социалистических и капиталистических стран предприятий, учреждений и организаций Минуглепрома УССР в тот год. Есть там и официальное письмо зам. министра угольной промышленности СССР Евгения Рожченко украинскому коллеге Семену Саратикянцу.

3

Надо напомнить, что угольное министерство Украины располагалось в Донецке, в здании которое до сих пор так и называют — Минугля, возле площади им. Ленина. Так в письме сообщалось о том, что «в соответствии с планом международных научно-технических связей Советского Союза с зарубежными странами в мае 1970 года прибывает делегация специалистов французской фирмы «Бен-Маррель» в количестве 4 человек для ознакомления с достижениями в области угольной промышленности СССР…В связи с этим прошу вас принять французских специалистов сроком на 4 дня…».

Гости были из департамента горного дела фирмы, расположенного в городе Сент-Етьен. К этому письму прилагался и список французской делегации. Интересно, что таких списка аж два. Один из них напечатан на простой пишущей машинке на обыкновенном листе бумаге, а другой издан на мелованной — с фотографиями французских гостей, указанием их имен и фамилий, должностей и адреса проживания на русском и французском языках. Назовем их имена: инженер-специалист по самодвижущимся механизированным крепям Луи Гуттфанж (Louis Gouttefange), инженер-специалист по самодвижущимся механизированным крепям Реймон Боре (Raymond Bore), член президиума Общества «Франция-СССР» Константин Петрович (так записано в документе) Фельдзер (Constantin P. Feldzer), научно-технический советник Георгий Алексеевич Рубисов (George A. Rubissov).

1

О Луи Гуттфанже информацию не удалось найти. Наверняка, он был, как минимум, хорошим инженером. А вот у остальных трех специалистов, побывавших в Донецке, биографии оказались более интересными.

Высококвалифицированный горный инженер

Сначала расскажем об инженере Реймоне Боре. Он является выпускником Горной школы в Сент-Этьене (ныне Высшей национальной горной школы Франции) 1957 года. Родился в семье потомственных горных инженеров и все они учились в названном выше учебном заведении: в 20-х годах отец и два дяди, а в в 1951 году выпускником Горной школы стал его брат Жак.

Вся профессиональная деятельность Реймона Боре связана только с одной компанией — «Бен Маррель». В горно-техническом отделе этой фирмы участвовал в разработке коммерческих проектов в сфере подземной добычи угля, изготовления минеральных удобрений во Франции, Советском Союзе и Марокко. Когда во Франции стали закрываться шахты из-за их ненадобности этот инженер помог своей фирме перейти на выпуск другой, более нужной в современное время, продукции — грузовых самосвалов. Это направление сегодня востребовано не только во Франции, но и по всей Европе. Также он долгие годы возглавлял различные общественные организации, связанные с горнодобывающей промышленностью. Реймон Боре был казначеем Ассоциации друзей Горного музея, Фонда выпускников Горной школы в Сент-Этьене. Инженер, побывавший в мае 1970 года в Донецке, также являлся директором Ассоциации Дома студентов. В личной жизни он был дважды женат, в первом браке у него два сына. Ушел из жизни инженер Реймон Боре 25 сентября 2015 года после двух месяцев тяжелой болезни.

Французский «Король побегов» побывал в Донецке

Да, действительно в мае 1970 года в нашем городе четыре дня находился человек, которого в свое время во Франции назвали «Королем побегов». Речь идет о Константине Львовиче Фельдзере (в документах Минуглепрома УССР у него другое отчество — Петрович). О судьбе этого человека можно написать настоящий приключенческий роман. Он не был чистокровным французом, а выходцем из Российской империи, родившись 12 октября 1909 года в Киеве. В 1918 году его семья из-за Гражданской войны через Одессу выехала в Париж. Там отец, Лев Фельдзер, в последующие годы занимался различными видами коммерческой деятельности между Францией и РСФСР. В частности, он открыл филиал киностудии Патэ – «Патэ-Норд» в Москве и вместе с Игорем Сикорским занимался открытием авиалинии Москва – Париж.

feldzer

Константин Фельдзер

Константин Фельдзер вместе со своим братом Алексеем поступили в военную школу в Бреге и стали военными летчиками. Правда, Алексей разбился во время тренировок в 1938 году. В следующем году год Константин был переведен в авиэскадрилью на севере Франции.
С первых дней нападения фашистской Германии на Францию участвовал в войне с немцами. Ему удалось сбить один немецкий самолет. 14 мая 1940 года сам был сбит и объявлен погибшим. Выйдя из окружения, добрался до своей части. Узнав о капитуляции Франции, самостоятельно с несколькими польскими и французскими пилотами выезжает в Алжир. После роспуска части и демобилизации пытается добраться на яхте до Гибралтара. Из-за шторма был выброшен на испанский берег, арестован и выслан во Францию. В военном трибунале попадает на знакомого военного юриста, который помогает смягчить приговор и возвращает его в распоряжение командования ВВС в Алжир. За вторую попытку побега в Гибралтар вновь арест и затем военным трибуналом в Тунисе осужден на год тюрьмы за оставление части во время войны. В тюрьме получил личное приглашение от Пьера Костантини, одного из организаторов легиона французских добровольцев, воевавших против СССР в составе вермахта, вступить в создаваемую там летную часть в обмен на свободу. Однако Константин Фельдзер отклонил такое предложение.
Отсидев тюремный срок, служил в Тунисе в армии Виши, которая сотрудничала с фашистской Германией. В ноябре 1942 года был дежурным по аэродрому. Во время попытки высадки американцев помог им использовать свой аэродром, за что вновь был арестован после того, как французы отбили американскую атаку. После перехода Туниса к союзникам освобожден и вернулся в авиацию. Участвовал в боях в Тунисе и Сицилии. Сбил второй немецкий самолет. С марта 1943 года пытался попасть добровольцем в знаменитый полк советской авиации «Нормандия-Неман». После отказа — переведен инструктором в Марокко. Узнав о саботаже командования набора пилотов в «Нормандию», сам в Алжире начал заниматься формированием группы пополнения, с которой прибыл в СССР. С 10 декабря 1943 года началась его воинская служба в Красной Армии. В звании младшего лейтенанта был командиром авиационного звена. Сделал 43 боевых вылета из них: 23 на сопровождение, 14 на прикрытие поле боя и 6 на перехват. Провел 1 воздушный бой.
1 августа 1944 года был сбит в боях за город Мариамполь в Прибалтике, выпрыгнул из горящего самолета и получил тяжелые ранения с временной потерей зрения. Был объявлен погибшим, и его жене во второй раз была отправлена «похоронка». Посмертно награжден орденом Освобождения. Однако Константин выжил, но попал в плен, где провел восемь месяцев. Содержался вместе с другим пилотом «Нормандии» Жаном Байсадом в лагере для военнопленных советских летчиков. Байсад тяжело переносил условия плена, в результате чего они решили обратиться в Красный Крест, чтобы перейти к французским военнопленным. Комиссия Красного Креста отказалась их признать французами по факту службы в Красной Армии. Тогда они решили бежать. При побеге потеряли друг друга. Байсаду бежать не удалось, а Константин Фельдзер с двумя советскими офицерами бежал из плена. Добрался до Парижа.

По его воспоминаниям, в штабе ВВС отказались говорить о восстановлении в армии и не имели никаких документов о его службе в армии после 1943 года, производстве в офицеры и переводе в «Нормандию». Зато имелись две «похоронки», полученные его «вдовой», и пенсия на погибшего, которую его попросили немедленно вернуть. Константин Фельдзер добился приема у генерала Марсиалу Валену, одному из организаторов «Нормандии». Был восстановлен в армии в звании лейтенанта. Потребовал возвращения в «Нормандию», несмотря на категорический отказ. С отпускниками вернулся в часть.

После окончания войны пытался поступить добровольцем в Красную Армию для участия в войне против Японии. И из-за острых конфликтов с руководством ВВС Франции в 1945 году был вынужден покинуть армию в звании капитана запаса.
Был заместителем директора авиации в Медоне. Участник нескольких обществ франко-советской дружбы. Неоднократно бывал в СССР. В 1948 году вместе с супругой совершил путешествие на автомобиле «Ситроен 2CV» от Парижа до Красноярска. В конце 60-х годов работал корреспондентом журнала «Международная авиация» в Москве.

Имел друзей в Театре на Таганке и участвовал в организации его гастролей во Франции. Был знаком с Мариной Влади и Владимиром Высоцким. Скончался Константин Фельдзер в 1988 году в Париже и похоронен на знаменитом кладбище Пер-Лашез. За службу в военной авиации был награжден офицерским орденом Почетного Легиона, орденом Освобождения, Военным крестом с пятью пальмами, двумя орденами Отечественной войны, медалями «Сопротивления», «За ранение», «За побег из плена», «За победу над Германией».
Младший сын его брата Вадима, погибшего в Сопротивлении, Жерар Фельдзер являлся в современные годы директором музея авиации и космонавтики в Ле Бурже.

Инженер-композитор

Еще одним специалистом, побывшем тогда в Донецке, был Георгий Алексеевич Рубисов, также выходец из бывшей Российской империи. Он родился16 августа 1897 года в Жуйкино Черниговской губернии. Инженер, изобретатель, литератор, музыкант, бизнесмен. Эмигрировал из России после 1918 года. В 1920 году жил в Германии, затем переехал во Францию. Брал уроки вокала у Федора Шаляпина, был известен как пианист, сочинял произведения для фортепиано. Любитель искусства, коллекционер. Написал пять сонат, ноктюрны. Одну из его симфоний играл оркестр Парижской Гранд-опера и дирижировал при этом Герберт фон Кароян. А солистом тогда был малоизвестный кому еще Мстислав Ростропович.

2

Георгий Алексеевич Рубисов

Также Рубисов занимался изобретательской деятельностью, имел авторские патенты. Поэтому совсем неслучайным был его визит в Донецк в качестве научно-технического советника авторитетной промышленной фирмы.

В 1939 году Георгий Алексеевич переехал с семьей в США, жил в Нью-Йорке. Написал книгу «The Hause of life» («Дом жизни»). Разрабатывал идею создания Музея вечности (о достижениях человечества в аудио-визуальной деятельности).

В 1950-е годы вместе с женой, художницей, поэтом, беллетристом Еленой Рубисовой совершил кругосветное путешествие, посетив Индию, Марокко, страны Европы, в том числе Францию, Россию и многие др. Тогда Георгий Алексеевич сделал множество фотографий (некоторые из них иллюстрируют книгу Е.Ф. Рубисовой «Огни на дорогах четырех частей света». Автор пьесы «Судьба или сила свершаемости: квадрилогия». Вместе с женой оказывал материальную поддержку русским писателям и поэтам. Особо надо отметить их близость к семье Рерихов. Елена Федоровна училась в Рисовальной школе Рериха при Императорском обществе поощрения художеств в Петербурге. Умер Георгий Алексеевич Рубисов в августе 1980 года и тоже похоронен на кладбище Пер-Лашез. Его сын — Георгий Георгиевич живет ныне в Калифорнии, После учебы в Массачусетском технологическом институте занимался консультациями крупнейших сталелитейных кампаний. И ему от отца тоже передалась любовь к музыке.

Французы читали в Донецке лекции по угольной тематике

Благодаря документам Государственного архива Донецкой Народной Республики, мы знаем программу пребывания в Донецке этой французской технической делегации 14-17 мая 1970 года. Их встретили на железнодорожном вокзале в Донецке и разместили в уже несуществующей гостинице «Дружба». После этого у них состоялась беседа в Министерстве угольной промышленности УССР. А затем французские гости в течении трех часов читали для советских специалистов лекции о механизированной крепи с демонстрацией технических фильмов в Центральном бюро технической информации (ЦБТИ). На следующий день, в пятницу 15 мая, эти французские специалисты побывали на шахте «Октябрьская» треста «Куйбышевуголь», где ознакомились с работой крепи КМ-87. После обеда в гостинице для них местным отделением «Интуриста» была проведена экскурсия по городу Донецку. 16 мая с утра французских технических специалистов повезли на передовую тогда шахту им. Абакумова, где гости посмотрели как работает угольный комбайн «Донбасс». Там они и пообедали, а к вечеру вернулись в гостиницу. Воскресный день, 17 мая 1970 года для французов был свободным днем и в 17.50 поездом №10 Донецк-Москва они отправились в Тулу.

Можно сказать, что эта поездка французской технической делегации в Донецк все-таки принесла в будущем свои практические результаты. Ведь тот же Константин Фельдзер занимался продвижением французских разработок в СССР и советских во Франции. Он еще дважды бывал в Донецке с другими делегациями — в середине июня 1972 и в середине 1974 года. Благодаря его участию, СССР построил несколько доменных печей во Франции, последнюю под Марселем, уже при перестройке. А также он способствовал советскому участию в строительстве тестового тоннеля под Ла-Маншем в середине 70-х годов прошлого века. А уже в 1988 году французы при строительстве знаменитого Евротоннеля обратились на Стахановский вагоностроительный завод с заказом на изготовление 40 тыс. тонн сварных металлоконструкций. Тогда авторитетная сертификационная фирма высоко оценило работу предприятия с Донбасса.

Автор — член ДГО Анатолий Жаров

Добавить комментарий

Loading Facebook Comments ...