История несостоявшейся шахтерской экспедиции на «Гору-убийцу»

В 1970 году команда шахтеров-альпинистов из Донбасса собиралась совершить восхождение на один из самых опасных «восьмитысячников» в Гималаях

Вершина Нанга-Парбат – девятый по высоте «восьмитысячник» мира, находящийся на северо-западе Гималаев . Его высота составляет 8126 м. На эту гору долгие годы безуспешно пытались взойти люди, но вершина стала одной из самых опасных для альпинистов, завбрав жизни десятков ее покорителей. Именно эту гору наметили в качестве объекта для восхождения альпинисты сборной команды Минуглепрома УССР. Однако помешала нашим «Снежным барсам» помериться силами с Горой лишь политика.

nanga_parbat_sign

Первые документальные сведения о заявке альпинистов на экспедицию в Гималаи

Об этой, несостоявшейся экспедиции шахтеров Донбасса на одну из самых опасных вершин в Гималаях, в альпинистской среде нашего края помнят до сих пор. Правда, уже без подробностей. Да, и в живых участников подготовки того восхождения, увы, никого практически не осталось. Поэтому каждое документальное упоминание о желании наших альпинистов штурмовать один из «восьмитысячников», все-таки, представляет теперь уже историческую ценность.

Их очень мало этих официальных бумаг. Быть может где-то в архивах того же Минуглепрома УССР или других ведомств они есть, но обнаружить их исследователям пока не удалось. Поэтому расскажем о том, что удалось найти.

В протоколе №51 заседания бюро Калининского райкома Коммунистической партии Украины города Донецка от 27.01.1970 года среди прочих вопросов обсуждались и рекомендации советским гражданам для поездки за границу. Напомним, что в те времена ни один из советский человек без разрешения партийных органов не мог поехать в любую поездку хоть в социалистичекие, а тем более, капиталистические страны за рубеж Советского Союза.

Так, 12-м по счету вопросом записали, что «рекомендовать для поездки за границу (Пакистан-Непал) в составе высотной экспедиции с целью восхождения на одну из вершин Гималаев в качестве руководителя экспедиции товарища Сивцова Бориса Григорьевича, 1933 г.р., русского, беспартийного, образование средне-техническое, мастера спорта СССР по альпинизму, работающего в Донецком управлении шахтной геологии и технического бурения». Таким образом, теперь документально подтверждено желание наших альпинистов взойти на одну из вершин в Гималаях. Напомним, что на то время советских экспедиций на самые высокие горные вершины мира еще не было. Получается, что именно альпинисты из Донбасса могли бы стать первыми советскими спортсменами, попавшими в Непал, хотя в 1952 году другие советские спортсмены также делали такую попытку, но безуспешно.

Руководителем будущей экспедиции был первый «Снежный барс» на Донбассе и в Советской Украине

С помощью этих архивных документов мы узнали и имя руководителя экспедиции. Борис Григорьевич Сивцов – это легенда альпинизма не только Донбасса, а и всего Советского Союза. Родился он в 1933 году. По биографическим справочникам – многолетний председатель в СССР альпинистского клуба «Донбасс». Первый не только на Донбассе, но и на всей тогдашней Советской Украине «Снежный барс», т.е. альпинист, совершивший восхождения на все самые известные в Советском Союзе «семитысячники». Мастер спорта СССР по альпинизму с 1964 года. Заслуженный тренер СССР. Инструктор по альпинизму 1-й категории.

борис сивцов

Борис Григорьевич Сивцов

Из материалов к тому заседанию бюро Калининского райкома КПУ, сохранившихся в фондах Государственного архива ДНР,   узнаем еще другие некоторые подробности биографии Бориса Сивцова. Оказывается, он окончил Тбилисский электротехнический техникум связи. Работал в Донецком управлении шахтной геологии и технического бурения радиомехаником. Тогда уже на протяжении 10 лет был председателем областной Федерации альпинизма, организовавшей в нашем регионе более десятка областных альпиниад. В 1969 года команда, руководимая Борисом Григорьевичем, заняла первое место на чемпионате СССР, взойдя 16 августа на вершину пика Победы на Памире. И он на то время являлся руководителем сборной команды альпинистов Министерства угольной промышленности Украинской ССР.

Это, вообще, отдельная интересная история создания такой команды, которая требует еще своего детального изучения и рассказа широкой общественности. Есть некоторые об этом воспоминания другого заслуженного ветерана советского альпинизма из луганского города Перевальска Бориса Михайловича Шапошникова. Так вот, по его словам, Борис Сивцов обратился к тогдашнему министру угольной промышленности УССР Николаю Худосовцеву, тоже бывшему альпинисту, с просьбой профинансировать экспедицию клуба «Донбасс» на самый северный «семитысячник» Земли – пик Победы. Министр идею эту поддержал, но поставил перед альпинистами лишь одно условие – команда должна была состоять из шахтеров Донбасса. Таким образом, и родилась горняцкая альпинистская команда.

Экспедиция в Гималаи готовилась основательная

А из найденных архивных документов мы сегодня также узнаем еще несколько фамилий будущих участников намечавшейся экспедиции. Все они были дончанами и должны были ехать в Гималаи в качестве шоферов. И все они являлись работниками родного предприятия Бориса Сивцова. Среди них был Евгений Иванович Емельянов, 1946 г.р., русский, беспартийный, образование неполное среднее. Также в Непал собирался и Павел Владимирович Михальченко, русский, 1946 г.р., тогда член ВЛКСМ. По словам его жены, он, к сожалению, умер в 2008 году. О планируемой экспедиции и о своем в ней участии ничего ей не рассказывал. Тогда Павел Михальченко работал на специальной буровой машине, а затем таксистом. Зато автору статьи удалось найти, наверное, единственного живого участника той планируемой поездки в Гималаи. Им оказался дончанин Николай Федорович Ивков, 1943 г.р., украинец, в 1970 году — беспартийный, образование неполное среднее. Как он сам рассказал, в то время он пару лет как демобилизовался из рядов Советской Армии, проходя службу в Группе советских войск в Германии. «ГАЗ-66 нам выделить должны были и на этих машинах планировали альпинистов везти. Объявление было у нас по этому поводу на предприятии. Вот я и вызвался поучаствовать. Сдали тогда все документы. Проверяли- проверяли нас, «крутили-крутили», но так в Пакистан или Непал не поехали. Причину нам точно тогда и не сообщили. В конечном итоге, альпинистов нам даже официально не представили. Сам я альпинизмом не занимался», — рассказал то, что он помнит о намечавшейся экспедиции в Гималаи Николай Федорович.

Возвращаемся снова к архивным документам заседания бюро Калининского райкома партии. С помощью них мы узнаем еще одну фамилию участника экспедиции и не только в качестве шофера, но и в именно в составе восходителей. Партийное районное руководство рекомендовало «для поездки в Пакистан в составе спортивной делегации Министерства угольной промышленности УССР в качестве шофера и спортсмена Марсила Хабибуловича Хайдарова, кандидат в мастера спорта, 1933 года рождения, татарина, беспартийного, образование неполное среднее». Он был уже опытным альпинистом. Таким образом, нам удалось узнать имена и фамилии как минимум 5-ти участников из Донецка намечавшейся шахтерской высотной экспедиции в Гималаи. Сколько ее участников планировалось всего – пока неизвестно. А шестым в ее составе готовился стать уже указанный в этой статье опытный альпинист с Луганщины Борис Михайлович Шапошников (26.04.1930 – 02.07.2008).

Воспоминания «Снежного барса» Бориса Шапошникова

Он тоже был в составе «золотой» команды под руководством Бориса Сивцова, совершившей успешное восхождение на пик Победы на Памире. Как вспоминал Борис Михайлович, та экспедиция была высокой степени трудности, со сложными техническими условиями восхождения в жестких условиях высокогорья. Поэтому неудивительно, что Борис Сивцов, готовясь к еще более трудным условиям в Гималаях, пригласил поучаствовать в новой экспедиции своего проверенного не раз друга.

По словам Шапошникова, клуб «Донбасс» усилиями Сивцова и министра угольной промышленности начал пробивать идею проведения экспедиции в Гималаи. Но на это надо было получить разрешение Москвы. Переговоры были долгие и тяжелые, альпинистская общественность хотела на «шахтерские» деньги поучаствовать в мероприятии, а иначе не давали «добро». В конце концов, якобы предварительное согласие на проведение экспедиции было получено и начался отбор в команду, а также организационная подготовка, некоторые детали, которой мы уже рассказали в этой статье.

Одним из самых важных моментов во всей этой намечавшейся высотной экспедиции было название вершины, на которую собиралась взойти шахтерская альпинистская команда. Речь шла о горе Нанга-Парбат.

Нанга-Парбат — мистическое место

Горный массив Нанга-Парбат расположен в северо-западной оконечности Западных Гималаев между реками Инд и Астор, в Кашмире, на контролируемых Пакистаном Северных территориях. Эти места можно назвать мистическими.

Нанга-Парбат – первый в истории «восьмитысячник», на который пытались взойти люди; первый в истории «восьмитысячник», покоренный человеком в одиночку. До того как Эверест стал популярным в альпинистской среде, Нанга-Парбат удерживала первенство по числу погибших восходителей (часто альпинисты ее называют «Гора-убийца»). Эта гора была свидетельницей зарождения и развития буддизма в регионе, неподалеку от нее возникли первые изображения Будды. У ее подножия проходил Александр Македонский, великие мусульманские завоеватели (например, Тамерлан и его потомок Бабур, основавший династию Великих Моголов). Эту гору рисовал Николай Рерих. На ее вершину в начале 30-х годов ХХ века пытались взойти нацисты.

Nanga-Parbat-Mountain-Wallpapers

Европейцам она стала известна в 1856 году, когда немецкий исследователь Азии Адольф Шлагинтвейт прошел у подножия горы и сделал ее описания и зарисовки. Первую попытку восхождения на Нанга-Парбат предпринял британский альпинист Альберт Фредерик Маммери в 1895 году. Это была первая попытка восхождения на «восьмитысячник» в истории. Спутники Маммери, в том числе майор Чарльз Брюс (впоследствии один из организаторов первых альпинистских экспедиций на Эверест), решили обойти гору вдоль подножия. Сам Маммери с носильщиком из местных поднялся по склону Нанга-Парбат на высоту более шести километров. Назад они не вернулись, и больше их никто никогда не видел.

С приходом к власти в Германии Адольфа Гитлера, нацисты поставили перед своими лучшими альпинистами на деле подтвердить лозунг, что «Германия – превыше всего», т.е. установить нацистскую свастику на одной из самых высоких вершин мира. На организацию нескольких экспедиций на вершину были выделены большие средства, некоторые грузы даже доставляли самолетами, но Нанга-Парбат осталась неприступной, забрав жизни лучших немецких и австрийских альпинистов.

После окончания Второй мировой войны участвовал в британской экспедиции на эту гору и шерп Тенцинг Норгей, который через несколько лет стал первым человеком, поднявшимся на Эверест. Нанга-Парбат пала перед альпинистом-одиночкой, тирольцем Германом Булем, который, отбросив все правила, с базового лагеря сумел в одиночку взойти на вершину.

Теперь вы представляете, к какому риску готовили себя альпинисты Донбасса. Однако взойти на «Гору-убийцу» им не удалось.

Восхождению на «Голую гору» или «Гору богов» помешала политика

У Нанга-Парбат есть еще несколько имен. Среди них и «Голая гора», т.к. у вершины склон настолько крутой, что на нем не держится снег и альпинистам необходимо заниматься скалолазанием. Сегодня, многие читатели могут сказать, что стремление на нее подняться команды из Донбасса было чистейшей авантюрой. Быть может! Но в альпинизме без этого чувства тоже нельзя. Судьба часто преподносит сюрпризы, которые логически объяснить вряд ли возможно.

В тот, 1970-й год, альпинистам все-таки удалось взойти на вершину Нанга-Парбат. Ими стали в составе немецкой экспедиции доктора Карла Херлигкофера знаменитые в альпинистском мире братья Месснеры. Райнхольд и Гюнтер взобрались на вершину, но «Гора-убийца» снова подтвердила свое название. При спуске с вершины под лавиной погиб Месснер-младший – Гюнтер.

В документах того же Калининского райкома КПУ есть еще одно упоминание о возможной поездке в Пакистан Бориса Сивцова. В протоколе №56 заседания бюро от 7 апреля 1970 года также речь шла о дачи рекомендации для поездки за границу в Пакистан-Индию Борису Григорьевичу, но уже в качестве советского туриста. Мы не знаем – выезжал ли он в эти страны или нет. Быть может, он сумел все-таки провести «рекогносцировку» будущей экпедиции на месте. Дело в том, что Борис Сивцов умер в 1990 году.

Кое-что о причине несостоявшейся шахтерской экспедиции в Гималаи мы узнаем из воспоминаний Бориса Шапошникова. Оказывается, в тот раз вмешалась политика. «Все ждали дипломатического разрешения пребывания советской экспедиции в Пакистане. Депеша посла поставила крест на мероприятии, в ней сообщалось, что совершение восхождения на Нанга-Парбат подтвердит признание Советским Союзом этой территории за Пакистаном, что сразу же осложнит отношения между СССР и Индией», — говорил он. Так или иначе это было – сегодня точно неизвестно. Так закончилась не начавшаяся экспедиция.

Уголь из Донбасса все-таки побывал на высочайшей точке мира

И все же альпинисты из Донбасса, пусть и, через много лет, побывали в Гималаях. Сначала в составе советской экспедиции взошел на Эверест наш легендарный Михаил Туркевич, принявший эстафету от Бориса Сивцова в альпинистском клубе «Донбасс». Сбылась и мечта совершить восхождение на высочайшую вершину мира чисто донбасской командой. 27 мая 2008 года трое альпинистов 1-й Донецкой экспедиции под руководством Сергея Ковалева взошли на 8848 м над уровнем моря.

Сегодня славные традиции альпинистов Донбасса продолжаются. Быть может, очередь дойдет и до полностью шахтерской экспедиции в Гималаи, и, быть может, на гору Нанга-Парбат.

Автор: член ДГО Анатолий Жаров

 

Добавить комментарий

Loading Facebook Comments ...