МАЛАЯ РОДИНА ВЕЛИКОГО ПРОКОФЬЕВА

Самый исполняемый композитор ХХ века Сергей Сергеевич Прокофьев родился в 55 км от Донецка. В селе Красном работает единственный в мире музей Сергея Сергеевича Прокофьева. В Европе и в Америке его давно признали гением. В Донецке проходят фестивали «Прокофьевская весна». Все его знают с детства по музыкальной сказке «Петя и волк».

джарты

Портрет С. Прокофьева кисти Ларисы Джарты

Сонцовы — владельцы села Красное

В четырех километрах от речки Волчьей и города Курахово расположилось село Красное. Красным село стали называть в 1920-х годах, а раньше это была Сонцовка. Здесь суждено было родиться гению двадцатого века – Сергею Сергеевичу Прокофьеву.
В конце XIX начале XX века Сонцовка принадлежала Дмитрию Дмитриевичу Сонцову – одному из представителей дворянского рода, известного в истории России и Украины. Дмитрий Сонцов учился в университете с Сергеем Алексеевичем Прокофьевым — отцом будущего композитора. Кроме имения Сонцовки в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии Д.Д.Сонцов владел имением в селе Никольском Тимского уезда Курской губернии (сегодня это районный центр Солнцово). В этом имении он и жил, занимался разведением лошадей, то есть был конезаводчиком и писал книги по истории конезаводства в России. Эти книги, изданные в Москве – пользовались популярностью у любителей.
Бахмутское же имение приносило его владельцу одни убытки. Вот Дмитрий Дмитриевич и предложил Сергею Алексеевичу Прокофьеву стать управляющим имения. Сергей Алексеевич недавно женился на Марии Григорьевне Житковой. Имущества у молодых не было и это предложение пришлось очень кстати. В 1878 году Прокофьевы поселились в Сонцовке.

 

Здесь у них родились и умерли две дочери. Здесь родился и великий композитор С.С. Прокофьев. За все времы, пока Прокофьевы жили в Сонцовке – хозяин Сонцов только раз посетил свое имение. В своей «Автобиографии» Сергей Сергеевич Прокофьев так описывает свои детские впечатления этого визита: «Однажды, когда я проснулся утром, мне сказали, что я должен надеть новый костюмчик и вообще держать себя хорошо, так как приехал сам Сонцов, которому принадлежит и дом, и сад, и все вокруг. До сих пор я как-то смутно представлял себе, что окружающее принадлежит не то папе, не то царю. Тут же вдруг появилось лицо, которое на самом деле всем владело. С большим интересом вышел я в гостиную. Сонцов приехал с младшим сыном, толстым юношей-студентом. Увидев блестящие пуговицы на студенческой тужурке, я решил что этот и есть главный, и не хотел верить, что он только сын, а главный с обыкновенными пуговицами. Это было тем более досадно, что студент оказался мил, посадил меня на колени и рассказывал всякие небылицы, например, про самоеда, который начинает есть себя с ног и в конце концов всего съедает (я возражал, что в таком случае он вывернется наизнанку).
Сонцов пробыл не долго, осмотрел имение, наговорил отцу комплиментов и уехал со словами:
— У Вас, Сергей Алексеевич, хозяйство поставлено лучше, чем у меня в Курске.
Это был его первый и единственный визит за тридцать лет и три года пребывания отца в Сонцовке».
Сонцовка была основана во второй четверти XVIII века Воронежским и Полтавским губернатором Александром Борисовичем Сонцовым. Александр Борисович был представителем старого дворянского рода, берущего начало от Ярославских князей Сонцовых, его дед с 1736 года был полковником, мать – курская дворянка Анна Ивановна Анненкова.
На службу Александр Борисович поступил в 1764 году, а в 1780г. стал курским прокурором. Три года спустя был переведен на эту же должность в Харьков, где прослужил больше десяти лет. В 1793г. Сонцов произведен в статские советники и в следующем году назначен поручиком правителя Воронежского наместничества. Эту должность он занимал до упразднения наместничества в 1796 году, после чего его назначили Воронежским вице-губернатором. 14 октября 1797 года Александра Борисовича произвели в действительные статские советники (этот гражданский чин соответствовал военному чину генерал-майора), и 27 октября назначили Воронежским гражданским губернатором. 9 июля 1800г. Сонцова произвели в тайные советники (гражданский чин соответствующий генерал-лейтенанту).
В документах межевания Бахмутского уезда начала XIХ века сказано: «Деревня Сонцовка, она же Солонинка тайного советника Сонцова с женою. 256 жителей, 7841 десятин возделываемой земли. Обмежована в 1787 году поручиком Самойловым и вновь в 1801 году Павловым».
Через десяток лет у Сонцовки появился новый владелец – сын Александра Борисовича – Петр. Родился новый сонцовский владелец в 1786 году в Воронежской губернии. Служил в армии 10 лет и вышел в отставку полковником в 1809г. После смерти отца к нему перешли все имения в Курской и Екатеринославской губерниях с 1307 душами.
В феврале 1814г. Петра Александровича выбрали предводителем дворянства Воронежского уезда. Сенатор Хитрово прибыл в конце 1814 года с ревизией в Воронеж, в связи с возникшими злоупотреблениями «по провиантской части». Петр Александрович был им включен в комиссию. Позже он отметил, что Сонцов «точным и беспристрастным исполнением» всех поручений оправдал его выбор. Весной 1815 года Петра Александровича назначили Воронежским вице-губернатором. За отличную и усердную службу ему жалуют чин действительного статского советника, а в 1821 году награждают орденом святой Анны 1-й степени.
17 февраля 1824г. Сонцов назначен Орловским губернатором. Он получил похвалу из уст императора Александра I во время последнего путешествия монарха на юг. Как известно император во время этой поездки умер в Таганроге. Петр Александрович проявил «усердие и труды» во время проезда траурного кортежа с телом императора в Санкт-Петербург.
Но что-то не ладилось в губернаторской службе. На Сонцова поступало много жалоб в Правительственный Сенат. 25 февраля 1829г. Сонцов послал рапорт в Министерство внутренних дел с просьбой наградить его знаком отличия за беспорочную службу, но в феврале 1830г. пришел отказ. Министр отвечал: «Рассмотрев собранные о службе Вашей сведения … я не могу ничего предпринять в удовлетворении желания Вашего Превосходительства на счет предоставления Вас к знаку отличия беспорочной службы, о чем и считаю нужным уведомить». 12 апреля этого же года Петра Александровича уволили с губернаторского поста. Сменивший его А.В.Кочубей писал, что Сонцову не повезло с окружением, буквально бомбардировавшему столицу доносами на начальника.
Петр Александрович с женой Екатериной Дмитриевной (урожденной Чертковой) и четырьмя детьми переселился в Курск, где в 1836г. был избран губернским предводителем дворянства. На эту должность он переизбирался несколько раз (до 1849г.), за что и был произведен в тайные советники. А за эти тринадцать лет в Курске сменилось три губернатора.
Умер П.А. Сонцов весной 1850г. Незадолго до смерти им в Сонцовке была построена однопрестольная церковь, сохранившаяся до нашего времени. В этой церкви крестили Сергея Сергеевича Прокофьева.
После смерти Петра Александровича Сонцовка переходит во владение к сыну Дмитрию Петровичу, а затем к внуку Петра Александровича – Дмитрию. Он и был последним владельцем села, это о нем мы рассказали в начале статьи.

Семья Прокофьевых

Сергей Алексеевич и Мария Григорьевна Прокофьевы были только год как обвенчаны, и после недолгих раздумий приняли предложение Дмитрия Сонцова о переезде в Бахмутский уезд. Оба происходили из небогатых семей, а обещанное жалованье – 1 200 рублей в год и 20 % дохода от реализации произведенной сельхозпродукции, позволили бы молодой семье значительно улучшить материальное положение.

3 родители с сергеем пр-м
К моменту переезда (1878 год), хозяйство Сонцовки было запущенным, почти все земли (а это 6,5 тысяч гектар) не обрабатывались. Новому управляющему пришлось разбивать земли на поля для обработки, набирать штат служащих – конторщиков, надсмотрщиков, объездчиков. Были приобретены сельхозмашины: косилки, жатки, паровая молотилка. Стремительно развивалось животноводство, кроме крупного рогатого скота в хозяйстве занялись выращиванием овец, количество голов превысило 4 000. Через несколько лет хозяйство перестаёт быть убыточным, а через 15 лет годовой доход составлял от 80 000 до 100 000 рублей.
Вспоминая «малую родину», С.С. Прокофьев писал: «В начале XX века, то есть когда мне было лет десять – пятнадцать, Сонцовка представляло собою большое село с населением в тысячу душ. Пять улиц, некоторые до двух километров длиной, раскинулись пауком от центра в разные стороны. На пригорке стояла церковь, на другом склоне – школа. Дом, в котором мы жили был одноэтажный, приземистый, белый с зелёной железной крышей. С одной стороны над ним высился тенистый каштан, под которым я любил играть в жаркие дни, с другой ряд белых акаций. Комнаты – с белыми стенами и жёлтыми полами, не очень маленькие, но с низкими потолками. Мебель в чехлах, потому, что обивка старая. По углам в кадках фикусы, филодендроны и небольшая пальма. Всех комнат девять, не считая конторы, девичьей, кладовых. Кухня – в отдельном здании. Дальше три конюшни, четыре амбара, службы, кузница, свинарник. Ещё дальше овчарни и чабарни, два сада. В обоих садах – баня, пасека, малинник и огород с искусственным орошением. И всё – таки это был ещё захолустный угол: железная дорога – в двадцати пяти километрах, врач и больница – в двадцати трёх, почта – в восьми и работала дважды в неделю, шоссе отсутствовало, интеллигентные соседи тоже».
Сын у Прокофьевых родился в 1891 году, когда Сергею Алексеевичу было 45 лет (Мария Григорьевна была на 10 лет моложе). К этому времени они похоронили двух девочек, умерших во младенчестве. Ребёнок был, что называется, долгожданным. Могилы умерших сестер и бабушки композитора находятся возле сельской Петропавловской церкви и были восстановлены в 1991 году в связи со столетием композитора.
Прокофьевы, как люди всего в жизни добившиеся сами, все силы и средства вкладывали в обучение сына. Отец привил ребёнку любовь к шахматам, мать – к музыке. Сам Сергей Сергеевич отмечал: «Едва ли она обладала музыкальными талантами; техника давалась с трудом, и пальцы были лишены подушечек впереди ногтей. Перед людьми играть она боялась. Но у неё было три достоинства: упорство, любовь и вкус. Мать добивалась возможно лучшего исполнения разучиваемых вещей, относилась к работе любовно и интересовалась исключительно серьёзной музыкой. Последнее сыграло огромную роль в воспитании моего музыкального вкуса: от рождения я слышал Бетховена и Шопена и в двенадцать лет помню себя сознательно презирающим лёгкую музыку».
Будущий композитор получил домашнее образование, обучение велось с семи лет. За плату – 15 рублей в месяц была приглашена француженка, привившая ребёнку навыки разговорного французского языка.
Когда Серёже исполнилось 9 лет и его музыкальные успехи стали очевидными, родители решили сменить музыкальный инструмент, что и было сделано после, ставшей традиционной, зимней поездки Марии Григорьевны в г. Санкт – Петербург. За 700 рублей был куплен рояль фирмы И.Ф. Шредер. Со станции Гришино (ныне Красноармейск) до Сонцовки его транспортировали с величайшими предосторожностями – «шагом все двадцать пять километров».
Удивлению помещиков – соседей не было предела – зачем покупать такую дорогую вещь? Старый рояль был продан земскому врачу за 200 рублей.
Хозяйство в Сонцовке развивалось, доходы Прокофьевых росли. Ещё не было того разгула воровства и бандитизма, который начнётся через 5 – 7 лет, сопровождавшийся оправдательным лозунгом «Грабь награбленное!». Тем не менее дом управляющего охранялся, а у Сергея Алексеевича был револьвер.
«По вечерам ключник приносил ключи от амбаров, которые проводили ночь у постели отца, на том железном сундуке, о который я разбил себе лоб. Рано утром, чуть свет, отцу стучали в стену, и говорили: «за ключами». Отец выходил, отдавал ключи, иногда делал несколько добавочных распоряжений, пришедших в голову после того, как вчера вечером были «с нарядом» и снова ложился спать.
По ночам дом и хозяйство охранялись сторожами Гаврилой и Михайлом, которые ходили и стучали деревянной колотушкой».
Во второй половине лета наступал главный момент сельскохозяйственного сезона: молотьба. Уже за несколько недель до этого кузнецы Пимен и Никифор возились вокруг паровой молотилки и десятисильного локомобиля, приводившего её в движение. Торжественное шествие к месту молотьбы выглядело так: «впереди, запряжённой 4 – мя парами волов, шагом ехал локомобиль; за ним на стольких же волах молотилка; далее – элеватор для поднятия отмолоченной соломы в высокие скирды; ещё дальше – домик на четырёх колёсах, котором помещались контора, весы и пр.; сзади несколько бричек и повозок».
В декабре 1901 года Серёжа с матерью выехали в Москву, где состоялась встреча с известным композитором – профессором Московской консерватории С.И. Танеевым. Прослушав произведения юного композитора, профессор настоятельно рекомендовал матери нанять мальчику педагога для усвоения основ гармонии. Он должен был заниматься с Серёжей три летних месяца 1902 года. Месячное жалованье составляло 75 рублей (225 рублей за лето), при том, что учителя французского и немецкого языков получали в Сонцовке по 15 рублей в месяц. После недолгих колебаний Прокофьевы приняли это предложение и, в качестве репетитора, в Сонцовку прибыл, только, что окончивший консерваторию, Рейнгольд Морицевич Глиэр.

8 учитель пр-ва - глиэр
Уже будучи известным композитором, С.С. Прокофьев отмечал: «Пребывание Глиэра в Сонцовке оказало огромное влияние на моё музыкальное развитие. Дело не только в том, что я утвердился в гармонии и познал новые творческие области, как форма и инструментовка; важен был переход из рук матери, хотя и прирождённого педагога, но и дилетантки и не композитора, в руки профессионала, который совсем по – иному обращался с музыкой и, сам того не замечая, открыл мне новые горизонты. Важно и то, что Глиэр был мягок и всё время интересовался моей работой, благодаря чему я бессознательно почувствовал её значение и выделил из среды других увлечений, вроде крокета, постройки домика или войны детских государств». Через год Глиэр вторично приехал в Сонцовку, возраст Глиэра – 29 лет, Прокофьева – 12.
Зимой 1903г. семья Прокофьевых прибыла в Санкт–Петербург, где произошла встреча с композитором и директором столичной консерватории А.К. Глазуновым. В свои неполные четырнадцать лет С. Прокофьев был принят в консерваторию: «С Сонцовкой ещё не расстались, но центр тяжести перенёсся в Санкт–Петербург».
Преподавание общеобразовательных предметов в консерватории осуществлялось слабо, чем были весьма недовольны родители. Среди преподавателей специальных предметов, Прокофьев выделял Черепнина, Лядова, Римского – Корсакова.
Одним из увлечений будущего композитора были шахматы. В конце 1908 года он даже сыграл вничью с чемпионом мира Э. Ласкером, чем гордился всю жизнь.
В 1910 году скончался отец композитора. После 1910 года, Прокофьев в Сонцовку больше не возвращался.
В 1914 году Прокофьев успешно заканчивает консерваторию и в 1918 году выезжает за рубеж, где живёт и работает до 1933 года.
Оперы: «Игрок» (1916), «Любовь к трём апельсинам» (1919), «Огненный ангел» (1927), «Семён Котко» (1939), «Обучение в монастыре» (1940), «Война и мир» (1940); балеты: «Ромео и Джульета» (1936), «Золушка» (1944), «Сказ о каменном цветке» (1950); семь симфоний – вот далеко не полный список произведений выдающегося композитора.
Шесть раз С.С. Прокофьев был лауреатом Государственной (Сталинской) премий. В 1957 году ему была присуждена Ленинская премия (посмертно).
Скончался композитор 5 марта 1953 года. Похоронен в Москве. Скончался Прокофьев в один день со Сталиным и смерть главы государства заслонила все иное.

Автор: В. Стёпкин

Дополнительно:

http://music-fantasy.ru/materials/sergey-prokofev-v-kazhdoy-mimolyotnosti-vizhu-ya-miry

http://ale07.ru/music/notes/song/muzlit/v_mire_muzyki/vmm1991_pr1.htm

Добавить комментарий

Loading Facebook Comments ...