ПДД в Юзовке и Сталино

Вместо первого предисловия.

Иногда в руки краеведу попадают старые документы, на основе которых написать интересную статью не получается. Но эти документы тоже важны для изучения общественной и личной жизни граждан в те далеки годы.

Вместо второго предисловия.

В наш век, перенасыщенный автомобильным транспортом, сложно представить, что когда-то не было правил дорожного движения. Не было светофоров, разметки улиц, сотрудников ГАИ, автострахования…

И все же… С появлением самобеглых экипажей стали появляться и правила дорожного движения.

УЖАСЫ  ОБЩЕПИТА  ДВАДЦАТЫХ  ГОДОВ ИЛИ САДИТЕСЬ ЖРАТЬ, ПОЖАЛУЙСТА

О системе общественного питания в Сталино от члена ДГО Валерия Степкина.

Рождение советского общепита проходило тяжело. В новом государстве разрабатывались социальные программы, среди которых была и программа «организации учреждений общественного питания в широком масштабе». Частника вытеснили, отдавая предпочтение кооперативной и государственной торговле. Во многих крупных городах в  местах массового скопления народа, как-то: парках, рынках,  гостиницах появились места общественного питания. Не следует забывать, что в период с 1929 по 1935 год еды в СССР в изобилии не было: основные продукты получали по специальным продуктовым талонам или карточкам. Минусом традиционных советских столовых было не ахти какое качество блюд, специфический, никогда не выветриваемый запах капусты и почти что антисанитария. Правда, массовых отравлений после посещения общепитовских заведений не было, но именно тогда родились  поговорка «Мухи – отдельно, котлеты – отдельно».

Комиссия депутатов Сталинского городского совета в 1927 году обследовала столовые города. Из обследованных заведений, находящихся в центральной части города, сохранились документы на две точки общепита. Благодаря изысканиям членов ДГО (Дедушка Джеральд и др.), мы знаем в каких домах эти столовые находились. А то, что касается сохранившихся документов — в одном случае это на несколько страниц подробный отчет, в другом – всего несколько строчек. Анкета обследования столовой №1 Украинского красного креста, которая находилась в доме №37 по 1-й линии.

Столовая открывалась в 8-00 и до 13-00 отпускала завтраки, с 13-00 до 18-00 – обеды, с 18-00 до 22-00 – ужины, что вполне соответствовало пожеланиям посетителей. Обслуживает столовая большей частью служащих и частично рабочих. В среднем в месяц отпускают по 6000 завтраков, обедов и ужинов. Стоимость обеда из 2-х блюд – 65 коп, завтрак и ужин по 45 коп. Себестоимость обеда 64,5 коп, завтрака-ужина – 43 коп.

Месячный оборот столовой, включая пиво, вино, водку, составлял  – 17 000 руб. Комиссия считала, что качество обедов соответствует сумме 50 копеек, а никак не 65. На вопрос: соответствовала ли цена обеда бюджету посетителя? Отвечали: рабочему, получающему до 60 руб – обед в столовой  недоступен, до 100 руб – вполне доступен. По соблюдению правил гигиены дело обстояло так: имелся умывальник и одно полотенце, всегда мокрое, порекомендовали добавить еще полотенце. Салфеток на столах не было,  столы  вытирались поверхностно, так что было ощущение, что клеенка мокрая, чем посетители были не довольны. Столовая обычно была почти загружена, за исключением дней проведения конференций, когда яблоку негде было упасть. Посетителями на 80-90% были холостяки.

Дополнение, сделанное членом комиссии горсовета Ботанниковой: «Мойка посуды производится в деревянной лохане с горячей водой, где посуда вымывается один раз, затем полощется в цинковой лоханке и ставится наклонно на столе для стока воды. Ножи и вилки сомнительной чистоты. Члены комиссии попробовали обед, все почему-то ели борщ. Борщ свежий, не весьма вкусный. Одним он нравится, другим нет. Буфет торгует продуктами очень дорого, например, баклажан – 10 коп/шт, когда на базаре они идут 5 штук на фунт. Очень много проделок со стороны официантов, иногда возмутительных по словам посетителей и самого заведующего. Темной публике подают борщ слитый со всех тарелок, дабы выгадать себестоимость тарелки борща. Посетителя тошнит от этого обеда, со слов постоянных посетителей. Много жалоб на то, что приходится долго ждать обеда. Были случаи скандала и неоднократного заявления в профсоюз нарпита, последний к таким лицам относится снисходительно, не принимая мер дальнейшего искоренения зла. Есть жалобы на плохую пищу. Многие высказываются, что платить в «Ампире» (другая столовая) на 5 коп. дороже, зато обед вкуснее. Пивом торгуют по 35 коп, в то время, как кооперация торгует по 27 коп.».

Обратите внимание, уважаемые читатели, официанты творили беспредел, а заведующий ничего не мог сделать. А зачем он тогда вообще был нужен?Еще один член комиссии – Шевцов – сделал дополнительное замечание: «Во дворе имеется открытый сарай, где в кучу сброшены бутылки, как из-под уксуса, так и из-под водки, имеются даже сифоны. Все это представляет некоторую ценность, но оно не используется путем продажи.

Если посетитель успевает прийти до 15-30 – обед удовлетворительный, после 16-00 – далеко от приемлемого вкуса. Посетители курят беспощадно, нет хорошей вентиляции. Приходится ждать по целому часу, пока подадут обед. Бак для воды мал и там накипь в два пальца. Зимой в столовой холодно, сидят одетыми, нет печи».

А вот анкета обследования столовой Окружного комитета помощи детям, бывший ресторан «Ампир», находившейся рядом по адресу 1-я линия №33: обслуживает городское население. В сутки отпускается 175 обедов. Обед из двух блюд стоит 70 коп. За сентябрь 1927г. оборот столовой 11500 руб. Все. Больше ни слова – ни хорошего, ни плохого. Хотя нет, в столовой Красного креста посетители эту столовую  хвалили. Значит, не все было плохо?

Не все, например, в жилкопе печатников «Коммуна свинца» (дом находился рядом с гостиницей «Донбасс»)  организовывали в сентябре 1929 года  столовую общественного питания. Это была первая среди городских жилищных кооперативов столовая созданная по инициативе домохозяек, идея была поддержана профсоюзом, отпустившим на благое дело 1500 руб.

Дом «Коммуна свинца» на Первой линии — трехэтажное здание, за ним — гостиница «Донбасс»

Но отрицательных примеров в документах намного больше. В декабре 1929 года местная газета рассказала, что в столовой Трудовского рудника не хватало ложек. Нужно записаться в очередь за ложкой… И это тормозит работу. Когда рабочий заканчивает обедать, у него немедленно отбирают ложку и официантка тут же передает ее другому обедающему. Ложки не моют. На вопрос: почему ложки не моете? – ответ: «Ладно, разбираешься там. Не хочешь – отдай ложку другому».

Хамство? Еще какое, но это цветочки по сравнению с другими возмутительными вещами.

Государственное политическое управление (ГПУ), последователь ЧК, партийно-хозяйственному руководству предоставляло сводки происшествий по округу. В сводке за  15 декабря 1930г. рассказано о двух негараздах.

В поселке Путиловка в столовой №12 борщ был сварен с керосином, вылит в помойную яму. В этой же столовой была изготовлена макаронная бабка, в которой при разрезе оказалось 96 гвоздей.

15 декабря 1930 года в столовой доменного цеха был сварен борщ с тараканами. Когда рабочие заявили об этом заведующему магазином №18 ЦРК, обслуживающим доменный цех, тот ответил: «Если вам не нравится – можете не есть». Такой ответ вызвал массу недовольства.

Или вот выписка из протокола заседания секции переустройства быта Сталинского городского совета, 1931 год. Инструктор Поляков информировал  о получившемся прорыве по столовой №6: «Столовая больное место, как на территории обслуживаемого района, так и в отделе общественного питания. В последнее время наблюдалось явное манкирование (игнорирование) и нежелание работать заведующего столовой №6 Сенчукова, что давало штату возможность творить всякого рода преступления. Например, были найдены в супе стекла от разбитого стакана, куры были приготовлены непотрошеными,  сварен соленый кисель в количестве 15 ведер, обнаружено хищение продуктов и пьянство завстоловой вместе со штатом».

Депутаты горсовета остановили, что арест Сенчукова с персоналом не может гарантировать, что подобное не повторится в других столовых.

Как тогда решился вопрос – из документов не ясно.

Член  ДГО  В. Стёпкин

Литература: Республиканский архив: фонд Р-279 оп.1 дело 90 лист 14-18; фонд Р-279 оп.1 дело 90 лист21; фонд Р-279. оп.1, дело 232, лист 32; фонд Р-279, оп.2 д.82 лист 125; Заметки из «Диктатуры труда» за 1929 год (14 сентября. 30 ноября).

Автора на сцену. Тайны пальмы Мерцалова.

Донбасское Географическое Общество представляет статью члена ДГО Владимира Мартыненко, в которой в оригинальной манере изложена его версия авторства и технологии изготовления знаменитой «Пальмы Мерцалова».

Слово автору:

Вместо первого предисловия.
О пальме юзовского кузнеца Алексея Ивановича Мерцалова написано столько статей, что впору уже составлять библиографию. Как сказал один мой знакомый: «Только ленивый не писал о пальме, пришла пора и ленивому написать». Автор этих строк полностью согласен с этим мудрым высказыванием!

Вместо второго предисловия.
В архиве Музеума Горного Института Императрицы Екатерины II (ныне Музей Национального минерально-сырьевого университета «Горный») в С.-Петербурге хранится много уникальных документов, касающихся истории Донбасса и непосредственно истории Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производства. Есть в архиве и документы, рассказывающие об истории символа индустриального Донбасса – пальме кузнеца А.И. Мерцалова. Благодаря помощи сотрудников музея Таракановой Елены Сергеевны и Оболонской Эдиты Владимировны, появилась возможность познакомиться с двумя из них. А в архиве Музеума хранится еще много тайн…

Письмо внучки.
«Весной 1952 г. Музеум посетил выпускник Горного института, бывший инженер Сталинского (Юзовского) завода, в то время уже проживавший в Ленинграде, Константин Яковлевич Захаренков. Сотрудница Музеума Клавдия Андриановна Гросберг показала ему пальму и попросила «предпринять практические шаги к установлению фамилии кузнеца». 6 июня К.Я. Захаренков обратился с этой просьбой к директору Сталинского областного музея краеведения В.М. Евсееву, который, однако, не смог заняться этим вопросом. Тем не менее, к концу 1952 г. К.Я. Захаренкову удалось установить авторство пальмы [1]. В то время еще были живы люди, которые помнили события конца XIX в. Обходя с фотографией пальмы, сделанной в Горном музее, разные цеха и отделы завода, он встретился с 74-летним Филиппом Федотовичем Шкариным, который еще продолжал трудиться на предприятии. Ф.Ф. Шкарин сразу узнал пальму, которую помогал делать кузнецу Алексею Ивановичу Мерцалову осенью 1895 г., когда 16-летним юношей попал в кузницу в качестве молотобойца». [2]
Стоит немого поправить Елену Сергеевну. В кузнечный цех на должность молотобойца Филипп Федотович поступил в 1894 году, и было ему тогда уже 18 лет.
О биографии Алексея Ивановича Мерцалова ничего не известно. По сведениям К.Я. Захаренкова, «Алексей Иванович родился 29 (17) марта 1856 г. в семье бахмутского мещанина-ремесленника, проживающего в селе Кураховка (Донецкая обл.). На Юзовском заводе работал с 1881 по 8 июля 1919 г. Последние годы проживал в Анапе, где и скончался 1 августа 1931 г.» [3].

Алексей Иванович Мерцалов. Рисунок донецкого художника А. Василенко с фото 1913 г.

Единственный документ, который нам позволяет познакомиться с Алексеем Ивановичем – письмо его внучки.
«В 1969 г. отдел истории горной и горнозаводской техники Горного музея возглавила выпускница электротехнического факультета Горного института Муза Ильинична Ефремова. Она впервые стала заниматься систематическим изучением уникальных коллекций отдела и за 27 лет работы успела сделать многое. Широкая эрудиция, блестящая память, любознательность, открытость и доброе отношение к людям позволили ей в короткий срок установить обширные творческие связи со специалистами, потомками выдающихся ученых – горняков и металлургов, краеведами из разных уголков страны. В начале 1970-х годов в отделе стали появляться и некоторые из потомков донецкого кузнеца А.И. Мерцалова. Между М.И. Ефремовой и внучкой А.И. Мерцалова Валентиной Васильевной Высочиной завязалась переписка. В Музее сохранилось письмо В.В. Высочиной, в котором она пишет о своем деде А.И. Мерцалове и его семье». [2]

Ниже привожу полный текст письма Валентины Васильевны Высочиной.
«16/XI-75
г. Пятигорск
Уважаемая Муза Ильинична!
Письмо Ваше получила очень давно, еще 20/VII. Но ответить сразу не могла. Целое лето у меня гости: дети с внуками, родственники. Хотелось собрать побольше сведений о дедушке. А родственники живут в разных городах. Наконец получила письма. От самой младшей дочери Алексея Ивановича, которая живет в г. Риге, ей уже 75 лет. И письмо от самой младшей внучки из Минска, ей 47 лет. Вот что я могу сообщить Вам об Алексее Ивановиче Мерцалове. Родился он в Юзовке в 1853 г. На заводе работал с 1878 г. умер в Анапе в 1931 г., где и похоронен. Семья у Алексея Ивановича была большая, 9 человек: 5 дочерей и 4 сына. Моя мама – старшая дочь, а я — самая старшая внучка, родилась в Юзовке в 1901 г. Родители мои в 1905 – 1906 гг. переехали в Краснодар. Так что я мало знала дедушку. И только когда в 1918 -1919 гг. он приехал в Краснодар, где жили его замужние дочери, я, уже взрослая, помню его хорошо. Был он высокого роста, плечистый, особенно меня удивили его огромные руки. Очень любил, когда его дети с семьями собирались вместе, а все тогда жили в Краснодаре. Любил петь украинские песни, пел тенором, вполголоса, самозабвенно! Любил возиться с нами – внуками. Внуков у него было 16 человек, сейчас в живых 10 человек. А правнуков и правнучек и не счесть. Так что не удивляйтесь, если к Вам будут приходить и представляться внуками и правнуками Алексея Ивановича. Из всей его большой семьи в настоящее время осталась одна дочь Анастасия Алексеевна, 75 лет, живет в Риге. В 1920-1921 гг. дед с бабушкой переехали в Анапу, где жили и работали его два сына и две дочери. Последний раз я с ним встречалась в Анапе в 1926 г. О своей работе над пальмой он рассказывал мало. Помню его разговор с моим отцом, но я тогда была мала, и до меня это не доходило! Потом уже его старший сын Григорий Алексеевич рассказывал мне и моему брату и даже рисовал на бумаге, чтобы нам понятно было, какую пальму выковал дедушка. Говорил, что пальма находится в Нижнем Новгороде. И вот только, прочитав в журнале «Огонек» за 1953 г., я уже узнала, что пальма в Ленинграде в Вашем музее. Все время мечтала побывать в Ленинграде, посмотреть пальму. Но мечта не сбылась. Старость и болезни одолели. Очень благодарна моей соседке по квартире, Татьяне Алексеевне Чижковой, которая по моей просьбе была в Вашем музее. Она мне все подробно рассказала и о Музее, его экспонатах и о Вашем радушном приеме. Передаю Вам от нее привет и наилучшие пожелания.
Посылаю Вам газету «Металлург» г. Сталино, ныне Донецк. В ней статья журналиста Захаренкова «Еще о пальме кузнеца Мерцалова А.И.».
Получила я еще одно письмо от внучки А.И. Мерцалова. Она пишет, что когда умер дедушка, ей всего было 3 года. Хоронили его ее родители. Сын дедушки Петр Мерцалов погиб на войне в 1943 г. Мама ей рассказала, что дедушка был очень добрый и справедливый, «правдолюбец». За что и имел не раз неприятности.
Когда умерла моя мать, дочь Алексея Ивановича, в 1907 г., дедушка приезжал с бабушкой на похороны. И вот тогда он с моим отцом хлопотали об оградке на могиле и кресте. Все это дедушка нарисовал, сделал эскиз и заказал в кузнице ограду и крест. Я уже взрослой, когда приходила на кладбище, всегда обращала внимание на ограду и крест. Она очень выделялась из всех окружающих оград. Между железными прутьями был цветок и листья, и крест был особенный, не как у всех. Все было сделано из «полосового железа», как говорил отец. Кузница была как раз напротив нашего дома, где мы жили. И помню, как дедушка все время, каждый день, ходил в кузню. Но в 1920-е годы, когда собирали металлолом, снимали колокола, и на кладбище сняли все металлические ограды. Когда весной мы пришли на кладбище, то уже ни ограды, ни креста не было. А ограда была очень красивой. Вот и все, что я знаю о дедушке моем А.И. Мерцалове. Фотографию пришлю. Спасибо Вам за письмо и добрые пожелания.
С уважением к Вам и Вашему коллективу.
Спасибо за Ваш благородный труд.
Высочина Валентина Васильевна».[4]

Существует небольшое расхождение в определении даты рождения Алексея Ивановича.
По сведениям К.Я. Захаренкова, Мерцалов родился 29 (17) марта 1856 г. в семье бахмутского мещанина-ремесленника, проживающего в селе Кураховка (Донецкая обл.)
В.В.Высочина в своем письме указывает другую дату рождения А.И. Мерцалова – «родился он в Юзовке в 1853 г». В 1853 году Юзовки еще не было, но этого Валентина Васильевна могла и не знать.
Установить место и точную дату рождения А.И. Мерцалова пока не представляется возможным. В Государственном архиве ДНР таких данных нет. А в отделе кадров ДМЗ личное дело А.И. Мерцалова не сохранилось.

Личное дело.
С биографией Филиппа Федотовича Шкарина повезло больше.
Во-первых. В Донецком республиканском краеведческом музее хранится фотография Ф.Ф. Шкарина. В инвентарной карточке фотографии в разделе «Описание объекта» сделана такая запись:
«Фото Шкарин Ф.Ф. – кузнец Юзовского металлургического завода, 1904 г., Юзовка.
Изображение погрудное, одет в белую сорочку со стоячим воротником, одет в темный пиджак, галстук «бабочка». [5].

Филипп Федотович Шкарин. Фото 1904 г.

Во-вторых. В отделе кадров ДМЗ удалось разыскать личное дело Ф.Ф. Шкарина. [6]

Филипп Федотович Шкарин. Фото 1945 г.

В личном деле хранится даже биография Филиппа Федотович, написанная им самим.Из личного дела о Ф.Ф. Шкарине удалось узнать следующее.
Родился Филипп Федотович 9 января 1879 года в Юзовке в семье шахтера. По национальности русский. Малограмотный. Образование 4 класса. Беспартийный.
Его отец умер в 1883 году, когда Шкарину было 4 года. Мать умерла в 1909 году.
Трудовую деятельность он начал в 1892 г. на Юзовском заводе. В трудовой биографии Филиппа Федотовича есть два загадочных момента.
С 1892 по 1893 гг. «лечил» ящики.
С 1893 по 1894 гг. подавал шурбиля нарезки.Чем занимался в эти годы Шкарин, и что это за такие загадочные профессии выяснить не удалось.
С 1894 по 1898 гг работал молотобойцем.
С 1898 по 1934 гг работал кузнецом.
С 1934 по 1941 гг. был назначен мастером кузнечного цеха.
После войны продолжал работать в том же цехе сначала бригадиром кузнецов, а с 25 мая 1948 г. исполняющим обязанности мастера кузнечного цеха.
8 ноября 1948 г. был переведен на должность технолога-калькулятора кузнечных работ с сохранением существующего оклада 830 руб.
25 июня 1954 г. был переведен в механический цех на должность технолога-нормировщика.
В Приказе директора завода И. Ектова №18 от 22 января 1954 г. сказано:«Старейший работник завода тов. Шкарин Филипп Федотович, несмотря на свой преклонный возраст – 75 лет, продолжает честно и добросовестно работать мастером кузнечного цеха, (в механический цех его перевели в июне – автор) отдавая свои силы и знания на успешное выполнение послевоенной Сталинской пятилетки…
Тов. Шкарин воспитал много молодых кадров, выросших в настоящих тружеников.
За свою безупречную работу т. Шкарин награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-45 г.г.» и медалью «За восстановление предприятий Черной металлургии Юга».
Отмечая 60 лет трудовой деятельности и день 75-летия поздравляю т. Шкарина Филиппа Федотовича и в дальнейшем желаю ему крепкого здоровья и многих лет плодотворной работы на благо нашей Родины.
За долголетнюю и безупречную работу премировать тов. Шкарина Ф.Ф. из 0,5% фонда директора з-да в размере месячного оклада».
Филипп Федотович в 1930 г. был депутатом горсовета. Был активным рационализатором и организатором рационализаторского дела в цехе.
После войны Ф.Ф. Шкарин проживал в г. Сталино, 13 линия, дом №9. У него один сын. Узнать, когда Филипп Федотович ушел на пенсию и когда он умер не удалось.

Заявление.
К.Я. Захаренкову удалось организовать получение ценного для истории документа – нотариально заверенного заявления Ф.Ф. Шкарина по стальной пальме. Ниже привожу полный его текст заявления.

«Заявление.
Я, нижеподписавшийся Шкарин Филипп Федотович, родился 21 января 1879 г. в г. Сталино и проживаю в настоящее время там же, 13 линия в собственном доме №9, работаю на Сталинском металлургическом (бывшем Юзовском) заводе с 1892 г. и по настоящее время, на вопрос гражданина Захаренкова Константина Яковлевича, проживающего в г. Ленинграде, проспект И.В. Сталина, дом 58, кв 22, о том, не знаю ли я, кто из старых кузнецов Юзовского завода отковал из рельса пальму для Нижегородской промышленной выставки 1896 г., заданный мне 15 декабря 1952 г. – свидетельствую следующее:
Стальная пальма из одного куска рельса для заводского павильона Новороссийского Общества на Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 г., проходившей в г. Нижний Новгород (ныне г. Горький), отковал в конце 1895 г. старый опытный кузнец Юзовского завода Алексей Иванович Мерцалов.
Указанное обстоятельство мне известно точно, поскольку я в этот период работал в кузнечной мастерской вместе с кузнецом А.И. Мерцаловым в качестве его молотобойца и оказывал ему помощь в изготовлении стальной пальмы, хранящейся сейчас в Горном музее Ленинградского горного института. Подпись: Филипп Федотович Шкарин» [1].
Нотариально заверенные копии заявления Ф.Ф. Шкарина К.Я. Захаренков передал в Донецкий краеведческий музей и в музей ДМЗ. В музее завода фотокопию этого заявления даже разместили на стенде, посвященном пальме А.И. Мерцалова.
Кроме заявления еще, в личной беседе, Ф.Ф. Шкарин рассказал К.Я. Захаренкову об изготовлении пальмы более подробно: «Свою пальму А.И. Мерцалов ковал, применяя самые простые технологические приспособления. Рельс нагревался на открытом кузнечном горне, ковался на обычной наковальне тяжелой балдой молотобойца. Сила, направление и количество ударов определялось опытным глазом кузнеца и регулировались ритмичным постукиванием его легкого молоточка. Нагретый рельс в нужных местах надрубывался зубильями на отдельные доли. Затем, в зависимости от надобности, металл усаживался или оттягивался, после чего разравнивался и отделывался простыми гладилками.
Хорошо помню, что вся пальма – и ствол, и листья – были откованы А.И. Мерцаловым из одного куска рельса, без всяких привариваний и сварок. Пальма делалась по эскизу, в который часто заглядывал Мерцалов.
Сколько времени ковалась пальма – сейчас уже точно не помню, во всяком случае, не более двух-трех недель» [3].

Автора на сцену.
Внимательно изучив письмо В.В. Высочиной, и заявление и воспоминания Ф.Ф. Шкарина у автора этих строк возник вопрос: «А кто ковал пальму для Парижа?»
В настоящее время достоверно известно о трех железных пальмах, выкованных на заводе Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производства. Первую пальму выковали для XVI Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде. Вторую — для Всемирной Парижской выставки 1900 года. Третью — для Южно-Русской областной сельскохозяйственной, промышленной и кустарной выставки, устроенной Екатеринославским губернским земством в Екатеринославе с 1 июля по 10 октября 1910 года.
Существует устойчивое заблуждение, что пальма их Нижнего побывала в Париже. Ничего не буду утверждать, убедитесь сами. На фотографии левая пальма из Нижнего Новгорода, правая — из Парижа.Это два разных изделия! Начнем с того, что на верхнем венчике у Нижегородской пальмы 11 листьев, а у Парижской только 9. У Парижской пальмы нет сучков на стволе. Ствол появляется не из рельса. Ну и так далее…
И снова к вопросу: «А кто ковал пальму для Парижа?».
А для начала давайте проведем небольшой психологический тест.
Представьте, что Вам 20 лет. Вы полны энергии, готовы перевернуть весь мир. Вы молодой, подающий большие надежды, мастер «Золотые руки». Вам предложили изготовить устройство для выставки в Хацапетовке.
А теперь Вам 24 года. И вновь Вам предложили изготовить тоже устройство для выставки. Только выставка проходит теперь в Париже. Устройства одинаковы! Это очень важно!!!
А теперь вопрос. Когда Вам будет 72 года, о какой выставке Вы будете помнить – о Париже или Хацапетовке?!!
Смысл теста объясню немного позже.
Ни в письме В.В. Высочиной, т.е. воспоминаниях Мерцалова, ни в заявлении и воспоминаниях Ф.Ф. Шкарина не упоминается Париж.
До последних своих дней Мерцалов думал, что пальма находится в Нижнем Новгороде: «О своей работе над пальмой он (А.И. Мерцалов – автор) рассказывал мало. Помню его разговор с моим отцом, но я тогда была мала, и до меня это не доходило! Потом уже его старший сын Григорий Алексеевич рассказывал мне и моему брату и даже рисовал на бумаге, чтобы нам понятно было, какую пальму выковал дедушка. Говорил, что пальма находится в Нижнем Новгороде». [4]
А теперь давайте вернемся к психологическому тесту. Обратите внимание, что два человека, которые не знают друг друга, в разное время пишут два документа, в которых не упоминается Париж, а пишут они только о Нижнем.
Если Шкарин в свои 72 года мог и забыть, то в своих рассказах Мерцалов должен был бы упомянуть Париж, а помнит только Нижний.
Детский мозг скорее запомнил бы Париж, чем Хацапетовку. А, тем более, что это была девочка.
Еще обращает на себя внимание не очень аккуратное изготовление пальмы для Парижа. Ну не мог же Мерцалов за четыре года потерять квалификацию или стать «пофигистом». Давайте вспомним, что о своем дедушке рассказывает Валентина Васильевна:
«Когда умерла моя мать, дочь Алексея Ивановича, в 1907 г., дедушка приезжал с бабушкой на похороны. И вот тогда он с моим отцом хлопотали об оградке на могиле и кресте. Все это дедушка нарисовал, сделал эскиз и заказал в кузнице ограду и крест. Я уже взрослой, когда приходила на кладбище, всегда обращала внимание на ограду и крест. Она очень выделялась из всех окружающих оград. Между железными прутьями был цветок и листья, и крест был особенный, не как у всех. Все было сделано из «полосового железа», как говорил отец. Кузница была как раз напротив нашего дома, где мы жили. И помню, как дедушка все время, каждый день, ходил в кузню». [4]
Может быть, для Парижа пальму ковали другие кузнецы? Поэтому и качество изделия оставляет желать лучшего.
Из всего вышеизложенного напрашивается только один вывод – для Парижа пальму ковали не А.И. Мерцалов и не Ф.Ф. Шкарин.
Это только гипотеза. Но фактов, подтверждающих ее достоверность, больше 50%.

Первая небольшая ремарка.
«Одни люди считают, что бог есть. Другие – что его нет. И то, и другое не доказуемо» — сказал пастор в фильме «Берегись автомобиля». Музейные работники и жители Донбасса считают, что пальму выковали «из одного куска рельса, без всяких привариваний и сварок» [3]. А кузнецы и технологи-металлурги в это не верят. Пока не будет проведена полноценная научная экспертиза экспонату «Железная пальма с вазоном», споры будут продолжаться.
У каждого, кто видел экспонат «Железная пальма с вазоном» или многочисленные изделия по мотивам вышеуказанного экспоната, или хотя бы слышал о чудесной работе юзовского кузнеца Алексея Ивановича Мерцалова, есть свое мнение о том – «сварили пальму или нет». Термин «сварили» подразумевает кузнечную сварку, а не кулинарный процесс.
Свое мнение есть и у автора этих строк.

Вторая небольшая ремарка.
Далее статья иллюстрирована фотографиями донецкого фотографа Анастасии Федоренко. Эти фотографии были сделаны в 2001 году.
На фотографиях зафиксирован процесс создания первой копии пальмы А.И. Мерцалова в XXI веке донецким кузнецом Сергеем Каспруком.

Сергей Каспрук. Фото 2001 г.

Кто прав?..
Перед началом дискуссии на тему «Сварили пальму или не сварили?» давайте поговорим о самом предмете дискуссии.

u $

Во всех справочниках об этом экспонате указывают только два параметра: высота 3 м 530 мм и вес 125 кг. Но ни один справочник не приводит такой размер, как диаметр пальмы. В плане пальма представляет собой почти круг.
Проведя несложные расчеты, получаем, — диаметр пальмы А.И. Мерцалова составляет 1,6 м. Работать внутри виртуального цилиндра длиной 3,53 и диаметром 1,6 м, заполненного острыми листьями, наверное, не очень просто.
Технологически, по мнению кузнецов, выковать пальму из одного куска рельса возможно, но…
Во-первых, это очень сложное мероприятие, Кроме кузнеца и молотобойца нужно было еще человек пять, чтобы заготовку держать в нужном положении. Вес заготовки почти 150 кг. Часть металла уходит в окалину и отходы.Ведь лист пальмы должен был располагаться на наковальне, а для молотобойца, над листом, должно было быть свободное пространство для замаха балдой.При таком объемном и тяжелом изделии – это уже большая проблема. Ведь нужно еще было устроить и подмостки, чтобы пальму держать «вверх ногами» для обработки внутренней поверхности листьев.
Во-вторых. Выполнение кузнечных работ предполагает разогрев места ковки в горне. Из воспоминаний Ф.Ф. Шкарина: «Рельс нагревался на открытом кузнечном горне, ковался на обычной наковальне тяжелой балдой молотобойца». [3].
Как разогреть участок пальмы возле ствола в открытом горне? Ведь ветки будут мешать.В-третьих. Сергей Каспрук ковал первую свою пальму почти три с половиной месяца. И пальма у него была сборная. Приблизительно такое же время затрачивали и другие донецкие кузнецы для своих работ.
Вызывает сомнение заявление Ф.Ф. Шкарина: «Сколько времени ковалась пальма – сейчас уже точно не помню, во всяком случае, не более двух-трех недель» [3].
Изделие А.И. Мерцалова, если пальма изготовлена без сварки, в несколько раз сложнее в работе от современных пальм, а затратил он на работу в четыре раза меньше времени, чем современные кузнецы. Этот факт заставляет несколько усомниться в точности воспоминаний Филиппа Федотовича.
В качестве иллюстрации сложности работы с «пальмой» привожу рассказ Сергея Каспрука о том, как он ковал свою первую пальму.

См. видео https://youtu.be/7iYd7SCKkAo

И, в-четвертых. Если бы Юз хотел акцентировать внимание на изделии, изготовленном без кузнечной сварки из цельного рельса, то на выставке, на пальме или рядом с пальмой была бы пояснительная табличка. А таких табличек не видно на фотографиях экспозиции Юза ни в Нижнем Новгороде, ни в Париже.

Экспозиция Юза на Всемирной Парижской выставке 1900 г.

Навряд ли посетители выставок настолько разбирались в тонкостях кузнечного дела, что без пояснений смогли бы определить и восхититься: «Ах!!! Это пальма из одного куска рельсы без сварки!!!».
Вот и получается — для чего нужны были такие большие проблемы кузнецам? Кого и как собирался удивить Юз?
Сергей Каспрук считает, что:
«Возможно, пальму и выковали и из одного куска рельса. Но сначала рельс разделили на части, выковали листья, а потом их сварили в одно целое».

Десятый Санкт-Петербургский кузнечный фестиваль «Золотой двутавр».
Среди профессиональных кузнецов до сих пор не утихают споры по поводу технологии изготовления пальмы. Многие утверждают, что невозможно было изготовить ее из цельного куска рельса, не приваривая отдельные черенки с листьями.
В 2014 году в Санкт-Петербурге собрались кузнецы для проведения очередного фестиваля «Золотой двутавр».
Председатель Гильдии кузнецов Донбасса Виктор Бурдук обратился к Президенту НП «Гильдия кузнецов и художников по металлу Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона» Василию Кондурову с просьбой осмотреть пальму и попробовать определить – была ли кузнечная сварка или нет.
16 мая 2014 г. участники фестиваля провели «Научно-практический семинар по работе А.И. Мерцалова «Пальма».
По итогам работы семинара был составлен итоговый документ.Вот его текст.
«Научно-практический семинар по изучению работы А.И. Мерцалова «Пальма» проходит в музее национального минерально-сырьевого университета «Горный» в рамках 10 Санкт-Петербургского кузнечного фестиваля «Золотой двутавр».
Основная цель научно-практического семинара – определить была ли «Пальма Мерцалова» изготовлена из цельного куска рельса или состоит из соединенных элементов. Данный вопрос подняли мастера Гильдии кузнецов Донбасса (председатель – Виктор Бурдук) в 2012 году на фестивале кузнечного мастерства в Донбассе (родине «Пальмы»), так как к донецким кузнецам часто обращались с просьбой подтвердить или опровергнуть бытующую легенду о том, что «Пальма Мерцалова» выкована из цельного куска рельса. Виктор Бурдук на одной из пресс-конференций обещал представителям прессы и общественности, что совместно с российскими кузнецами ответ будет найден.
На семинаре присутствовали участники фестиваля: Игорь Андрюхин, Александр Сушников, Владимир Парфенов, Алексей Орехов, Артем Маршак, Иван Агапов, Василий Теркин, Михаил Громов, Юрий Мосин, Михаил Шубин, Павел Петров, а также вице-президент «Союза кузнецов России» Юрий Шагунов и другие участники фестиваля (18 человек), студенты и преподаватели кафедры Художественной обработки металла в музее национального минерально-сырьевого университета «Горный».
На семинаре прошли осмотр и обсуждение технологии изготовления кованой «Пальмы». С докладами выступили Ю.П. Шагунов и И. Андрюхин.
Участники научно-практического семинара пришли к заключению, что «Пальма Мерцалова» не могла быть изготовлена из цельного рельса. Вывод основан на том, что были обнаружены подтверждения использования кузнечной сварки».
Сотрудники Музеума горного института Императрицы Екатерины II считают, что это заключение кузнецов не может считаться «Актом экспертизы», так как было оформлено не по правилам проведения научных экспертиз. И главное требование сотрудников Музеума – к заключению кузнецов не были приложены фотографии, на которых зафиксированы следы кузнечной сварки.
После семинара сотрудники Музеума попытались на пальме рассмотреть следы кузнечной сварки, которые обнаружили кузнецы… Не нашли.

Заклепка на стволе.
В Музеуме с пальмой Мерцалова произошло небольшое происшествие. Сохранилось короткое сообщение директора Музея Н.П. Покровского от 28 января 1926 г.: «При переноске пальмы из мартеновской стали, последняя пострадала: отломан один из листов. Покровский» [7]. Позднее листок был аккуратно закреплен на место с помощью заклепок.Послесловие.
Выковали пальму без кузнечной сварки или пальму сварили из отдельных частей. Какая разница!
Пальма прекрасна, и оспаривать это бессмысленно.

См. видео https://youtu.be/dnLTGx6uQD4

Владимир Мартыненко

Литература.
1. Архив Горного музея (далее – АГМ). Письмо К.Я. Захаренкова директору Горного музея ЛГИ . Сократову от 22.12.1952. Из документов отдела ИГТ Горного музея.
2. Тараканова Е.С. Стальная пальма из собрания Горного музея // Журнал «Черные металлы». — №3. – 2016.
3. Захаренков К.Я. Замечательный памятник рабочего творчества. Мерцаловская пальма из рельса // Литературный Донбасс. Альманах. Книга двадцать первая. – Сталино, 1953. С 81-87.
4. АГМ. Письмо В.В. Высочиной сотруднице Горного музея М.И. Ефремовой от 16.11.1975.
5. Архив Государственного учреждения культуры «Донецкий республиканский краеведческий музей». Ф. 196, Книга. 66629.
6. Отдел кадров ДМЗ. Личное дело №713п. Шкарин Филипп Федотович.
7. Архив Горного музея. Ф. 1, оп. 4, д. 127. Дело Горного музея за 1926 год. Л. 43об.
8. В статье использованы фрагменты фильма «Пальма Мерцалова — 120 лет» (https://www.youtube.com/watch?v=HfvJZ8hXGBk)

СТАЛИНСКАЯ КОНДФАБРИКА «КРАСНЫЙ КОНДИТЕР»

В годы гражданской войны были проблемы со снабжением продуктами питания, а конфеты и другую «кондитерку» заменял сахар или сахарин и в редких случаях мед.

Во времена «военного коммунизма» конфеты и сладости считались излишней роскошью и их производство не приветствовалось. 3 мая 1920 года вышел приказ №90 за подписью председателя Юзовского уездного исполкома Ефремова и уездного продкомиссара Мешкова, который доводил до сведения производителей, «что выделка и продажа всякого рода кондитерских изделий, изготовленных из монополизированных продуктов и являющихся предметом роскоши воспрещается».

Дом №82 по ул. Красноармейской

Дома Юзовки. Первая линия. Нечетная сторона от пр. Павших Коммунаров до Садового проспекта.

Продолжая рассказ о домах Первой линии, обратимся к отрезку улицы Артема от пр. Павших Коммунаров до Садового пр-та. На современной карте этот отрезок улицы выглядит так: Наиболее узнаваемые здания: №51 — жилой дом с магазином «Монарх», примыкающий к ТЦ Гринплаза, №57 — часть ГБ №1 на Пожарной (бывшее отделение Государственного банка в Юзовке).

Расположение зданий, в том числе не сохранившихся, было восстановлено по плану города 1955 года (карта из архива А. Болотина).  Дома 39, 41-45, 53 и 55 изображены условно, поскольку в послевоенную пору их уже не было.Вот фото начала 20 столетия, на котором изображен этот участок улицы:Обратите внимание, что дома №39 еще нет. На нижеприведенном фото периода оккупации Сталино он виден  справа, а слева — дом №41. Кстати, в 39 доме, согласно «Списку абонентов Сталинской городской телефонной сети» за 1937 год, размещалась контора Укрполиграфтреста.  Из «Списка абонентов Сталинской городской телефонной сети» за 1937 год узнаем, что в то время в доме №41 размещались: Гороно, Горземотдел, Горвнуторг, Облуполкомзаг, редакции газет «Труд» и «Комсомольская правда».

Кроме того, на более позднем дореволюционном фото этого участка улицы видно, что двор 45 дома был перестроен, и на этом месте появился двухэтажный дом.  Из «Списка абонентов Сталинской городской телефонной сети» за 1937 год узнаем, что в то время в доме №45 размещались: Горком ЛКСМУ, Горместпром, редакция газеты «Колгоспник Донеччины». В 47 доме располагались редакции газет «Социалистический Донбасс» и «Комсомолец Донбасса», в 49 доме — Укркнигокультторг, а в доме №51 — Горфинотдел и сберкасса.

Более детально дома показаны на фотографиях ниже. Обратите внимание на интересные детали — мастерскую по ремонту часов в 49 доме и на лестницу, ведущую на второй этаж домовладения в этом же дворе. За лестницей можно видеть сквозной проход через двор на 7 линию (ул. Постышева).

Дома №53 и 55 не пережили войну, были снесены, а на их месте долгое время располагался сквер. Из «Списка абонентов Сталинской городской телефонной сети» за 1937 год узнаем, что в то время в доме №53 располагалась аптека НКВД. Дом №55 служил местом расположения Городской прокуратуры и областного суда. Особенно интересно смотрелись фасады трех домов, расположенных между 49 и 57 домами:

Эта «тройка» вдохновила донецкого архитектора и члена ДГО А. Пешехонова на следующую реконструкцию зданий:

Дома Юзовки. Первая линия. Нечетная сторона от пр. Лагутенко до пр. Павших Коммунаров

Дедушка Джеральд и Валерий Стёпкин решили уточнить нумерацию домов начала улицы Артема в Донецке. Понятно, что в этой исторической части города некоторые дома стояли еще в Юзовке и были позднее в той или иной степени перестроены, и лишь единичные образцы домов юзовской поры дошли до нас в первозданном виде (например, «дом в 3,5 этажа» по Артема, 13). В итоге получился интересный обзор старых фото с изображениями зданий.

Нужно отметить, что в Юзовке нумеровались не отдельные здания, а дворы, куда могли входить и несколько строений. Нумерация некоторых современных домов совпадает с нумерацией дворов юзовской эпохи. Как же выглядели здания юзовской поры на Первой линии по нечетной стороне? Смотрим современную карту с наложенным планом расположения дворов на рубеже 1920-1930-х годов. На карте показана нумерация дворов на рубеже 1920-1930-х годов. Ниже приведен план, который был использован для наложения на карту (предоставлен В. Степкиным).Смотрим далее на фотографии домов разных периодов, которые располагались в соответствии с указанными на карте номерами (номера указал В. Морев).

Итак, фото военной поры (1943) перекрестка Артема и Лагутенко. Цифрами обозначены номера дворов, которые нанесены на карту (и план 1920-1930-х).Теперь большой фрагмент Первой линии от 11 до 27 номера (кадр военной хроники, 1943 года). Здесь 13 — это «дом в 3,5 этажа» (Артема, 13), 17-19 — гостиница «Металлургия», не сохранилась, 25 — дом на углу пр. Труда и Первой линии — Английский клуб в Юзовке, здание также не сохранилось, 27 — это «Гранд-отель», сохранился частично, в этом здании на углу в советское время работал гастроном «Луч».Из «Списка абонентов Сталинской городской телефонной сети» за 1937 год узнаем, что в то время в доме №13 размещались: Автоинспектура, Архитектурное управление, Горкомхоз, Трест Зеленстрой.

Как этот участок улицы выглядел в начале 20 столетия, можно рассмотреть на нижеприведенной открытке (дом в 3,5 этажа — Артема, 13 — расположен на переднем плане):Взглянем на Первую линию с другого ракурса. Фото 1920-х. На переднем плане «Гранд-отель», за ним Английский клуб и другие здания.

Из «Списка абонентов Сталинской городской телефонной сети» за 1937 год узнаем, что в то время в доме №27 располагались: Групком издатработников, Горком кооперации госторговли, ЦК коксохимиков, какая-то типография, редакция татарской газеты и гостиница «Металлург».

На следующем фото можно подробно рассмотреть здание гостиницы «Металлургия» (дом №17-19) и фрагмент дома №21 (не сохранился). Сегодня это пространство занимает Индустриальный техникум.

На следующем фото периода освобождения Сталино видны развалины дома №25 — Английского клуба. Из «Списка абонентов Сталинской городской телефонной сети» за 1937 год узнаем, что в то время в доме №25 располагалось общежитие НКВД. Контуром показан объем разрушенного здания, в правой части — единственная оставшаяся стена этого дома.  Он располагался на углу пр. Труда и Первой линии, после войны не восстанавливался, сегодня это пространство также занято зданием Индустриального техникума.На заднем плане — четырехэтажное здание гостиницы «Великобритания».Вид на участок ул. Артема, располагавшийся напротив сквера Павших Коммунаров.Из «Списка абонентов Сталинской городской телефонной сети» за 1937 год узнаем, что в то время в доме №33 располагалась редакция газеты «Сталинский рабочий», а в доме №37 — столовая горпарткома. Часть этих же домов на фото (из архива В. Морева), сделанных из сквера.  На последнем фото показаны дома №35 и 33. Стрелками показаны пристройки к 33 дому, которые относились ко двору дома №35.

Продолжение следует.

Экспонаты Новороссийского Общества на Нижегородской выставке

XVI Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 года в Нижнем Новгороде по праву может считаться одной из самых значительных выставок XIX столетия в мире и самой грандиозной выставкой в истории России. Выставка стала показателем экономической мощи, высокого уровня индустриального развития России; на ней экспонировались изделия отечественных и иностранных фирм, новые технологии и новые машины (в том числе первый автомобиль Яковлева и Фрезе).

Взгляд на наши дни из далекого 1960-го

Этот диафильм в виде отдельных кадров бродит по сети. Я расставил их в последовательности, которая мне кажется логичной, хоть и не до конца.

Сталинское ОГПУ. Запрет танцев на Горсаде.

На первый взгляд, этот архивный документ вызывает недоумение, какое отношение ГПУ имело к танцам в горсаду. 

Однако, В. Морев (Дедушка Джеральд) поделился публикацией, которая проливает свет на эту ситуацию:

Рудники Юза

«Завод Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производства, основанный по Высочайше утвержденному договору (18 апреля 1869 г.) великобританским подданным Джоном Юзом, находится в Бахмутском уезде, Екатеринославской губернии, в м. Юзовке.
Этот завод первый на юге установил, в обширных размерах, выплавку чугуна из местных руд, на местном минеральном топливе и переработку его в железо и сталь». [1]
«Находясь на собственной земле, представляющей площадь около 20000 десятин, приобретенной от князя Ливена, заключающей в недрах своих все нужное для производства: богатейшие залежи каменного угля (смоляниновский пласт), железную руду, известняк, огнеупорную глину, завод Новороссийского Общества все время продолжает развивать свое производство.