СТАЛИНСКИЕ  ГОСТИНИЦЫ  ДВАДЦАТЫХ ГОДОВ

 

Город Сталин бурно развивался. Все было в большом дефиците. И гостиницы тоже. В связи с нехваткой административных зданий, все бывшие гостиницы Юзовки были заняты различными учреждениями: в «Великобритании» находилась саперная рота 80-й дивизии, в «Гранд-отеле» засели профсоюзы, в доме приезжих Новороссийского общества – окружная партшкола, в «Петроградской» — то милиция, то здравотдел. Одним словом, тяжело приходилось командировочным.

Было, правда, несколько небольших ведомственных гостиниц, например,  металлургического завода, городского коммунального хозяйства. В них часто происходили какие-то безобразия. Вот, к примеру, какую жалобу в горисполком написал Петр Иванович Черниченко, работавший в Харькове заместителем начальника Транспорттопа Народного комиссариата путей сообщения в сентябре 1927 года: «Будучи в командировке в гор.Сталино я остановился 19 сентября в гостинице горкомхоза по адресу проспект Павших коммунаров — 2-я линия. За все время моего пребывания, т.е. по 24 сентября, мне и другим жильцам приходилось испытывать по ночам беспокойство, т.к. по ночам, начиная с 9 часов вечера устраиваются пьянки с песнями и танцами, беготней по коридору. На мои заявления-протесты заведующему домом и смотрителям, мне отвечают, что они ничего сами не могут сделать и что им эти пьяницы, или как выразился один из служащих «бандиты» угрожают лишением работы и прочее.

По словам служащего гостиницы, пьянки происходят с проститутками, устроители этих пьянок по словам служащих являются работниками беспроигрышных лотерей в пользу помощи беспризорным. Кроме того, они задолжали за номер что-то около 55 рублей, со слов служащих они их не могут никак выселить.

Прошу принять соответствующие меры по сообщаемому мною факту. Видимо, денежки беспризорных идут не туда, куда надо».

Председатель горсовета Сбежнев поручил тогда милиции во всем разобраться. А по поводу задолженности за гостиничный номер 55 руб. — на тот момент, допустим, зарплата председателя Рыковского районного совета составляла 95 рублей. Так что, мягко выражаясь, постояльцы вели себя не скромно, видимо, чувствовали чью-то поддержку.

Для поселения крестьян существовал в городе Сельбуд – Селянский будынок. Он стоял особняком от гостиниц по той причине, что кроме номеров в нем предоставлялось и место для  транспортных средств (телеги, арбы, пролетки и т.д.) и лошадей. Организовали Сельбуд в 1924 году из постоялого двора по 1-й линии, 87. В конце двадцатых годов фигурирует адрес 1-я линия 89. Очень может быть, что произошло расширение Сельбуда, за счет находившегося рядом помещения. Комиссия горисполкома в 1926 году проверила Сельбуд и обнаружила, что  для постояльцев имеется 25 коек, на них частично бесплатно жили красноармейцы, которых комиссия горсовета выселила. Рекомендовали найти помещение для чайной и политическую работу усилить. За несколько лет удалось увеличить число койко-мест, на которые выдавали постельное белье до 34 (они стоили по 1р.34коп./сутки) и коечные места «вповалку» до 84 (они стоили по 75 коп./сутки), увеличили число мест под лошадей.

Здание, где размещался Сельбуд (не сохранилось)

На 1930 год Сельбуд отремонтировали и значительно расширили. После ремонта там стало 150 койко-мест с бельем по цене 1р., койки без белья 20 шт. по 20коп., добавили 7 номеров (одноместных 4 по 2 р./сутки, двухместные 3 номера по 3р./сутки). Поставили конные станки 120шт. по 30коп. за лошадь. Сегодня на месте Сельбуда находится автопарковка гостиницы «Централь».

Городские власти понимали, что окружному промышленному городу просто необходимо иметь гостиницу, как это было в любом крупном городе. Под гостиницу спешно стали переделывать строящейся к 10-й годовщине Великого Октября по проекту Рожукова жилой дом по 1-й линии 17/19. Приняли при этом половинчатое решение – под гостиницу пол дома и под жилые помещения другую половину. Первый этаж — под кафе и магазины. Так как градообразующим предприятием в городе угля и металла является металлургический завод – гостиницу назвать «Металлургия».

Гостиница «Металлургия»

Пока гостиница только строилась – ей в системе горкомхоза уже нашли директора – заведующего городской баней и по совместительству городским садом А.И. Бухарина. Гостиницу торжественно открыли за несколько дней до 7 ноября 1927 года. Через  месяц комиссия горисполкома докладывала: штат гостиницы составляет 16 человек, всего 50 номеров. Суточная пропускная способность от 30 до 40 человек, стоимость номера 3руб., 4руб. и 6руб. 6-рублевые номера из-за дороговизны простаивают на 50%. Директор гостиницы А.И. Бухарин жил тут же, но вышестоящие товарищи решили, что занятие им для проживания 2-х номеров – роскошь. Пусть живет в одном номере. Возможно, это повлияло на его уход, а может не захотел он заведовать вдобавок еще и Сельбудом, но вместо него на должность директора «Металлургии» с Сельбудом назначили товарища Пархоменко.

Но в городе жилищный вопрос решался довольно медленно, поэтому местная пресса обратила внимание в мае 1930 года на гостиницу, поместив заметку: «Гостиница «Металлургия» или общежития горкомхоза?»  — Гостиница в городе всего одна, но ее умудрились превратить в свое общежитие т. Летунов, живущий с 6 ноября 1929г., Викторов, занимает номер с 28 января, еще несколько ответственных товарищей. Позже нашли и другие недостатки в работе и на заседании горсовета 19.06.1930 удовлетворили просьбу тов. Пархоменко от освобождения его от обязанностей директора «Металлургии» и Сельбудинка.

Газета «Диктатура труда» летом 1931 года в газете Диктатура труда» появилась заметка, в которой призывали наказать, почему-то, только  дежурных «Металлургии»  Савчукова и Васильца. В заметке говорилось о плохом обслуживании жильцов, об уборке комнат с большим опозданием и нередко даже вечером. Ванные комнаты были превращены в помойные ямы (но ведь жильцами) и не убирались. Дежурные Савчуков и Василец позволяли себе «нагло тарабанить в дверные комнаты в шесть часов утра и требовать ключи, которые нужны, чтобы открыть кладовую». Бог его знает, может замки были одинаковые, а ключей не хватало, но факт остается фактом. Когда Васильцу указали на недопустимость такого поведения – тот раскричался и устроил скандал.

Уборщица Щербина грубила постояльцам, если те обращались к ней с какой-либо просьбой. А кроме всего прочего, оказывается, дежурный Савчуков был бывшим церковным старостой и как его могли держать на месте гостиничного дежурного?! Автор статьи предлагал Савчукова и Васильца немедленно уволить.

Ну, понятно, ненавязчивый советский сервис, особенно в сфере бытовых услуг – про него не только многие слышали, но многие еще и помнят.

И в конце повествования цитата из  отчета горсовета к 13 годовщине Октября (1930 год), где сказано, что «Металлургия» — это единственная гостиница в городе. И в связи с этим я хочу задать вопрос: но, если приличных гостиниц в городе не было на 1927 год совсем, то в какой же гостинице летом 1927 года ночевал после концерта в Сталинском цирке «агитатор, горлан, главарь» Владимир Владимирович Маяковский? Или ему чей-то кабинет подготовили на ночь, или предоставили комнату, допустим в партшколе, занимавшей три дома по 1-й линии №11, 13 и 15? Затрудняюсь ответить. Возможно еще какие-то документы «всплывут».

Член ДГО В.Степкин

ЛИТЕРАТУРА: Республиканский архив Р-279 оп.1 д.68. лист 564,  Р-279 оп.1 д.79 л.28-30,  Р-279 оп.1 д.222 л.11,  Р-279. оп.1, дело 247 Лист 33, Р-279, оп.1, д.19, л.167,  Р-279 оп.1 д.204 л.10; Газета «Диктатура труда» летом 1930-31 гг.

Добавить комментарий

Loading Facebook Comments ...