КНЯЗЬ  М.С. ВОРОНЦОВ  – ОРГАНИЗАТОР ПЕРВОЙ  ПРОМЫШЛЕННОЙ  РАЗРАБОТКИ  УГЛЯ

Михаил Семенович Воронцов родился 19 мая 1782 года в семье дипломата. Его отец с 1782 года был полномочным министром в Венеции, с 1784 года – в Лондоне. Здесь и началась учеба Михаила. Отец считал Великобританию и Россию естественными союзниками, проводил политику укрепления связей между странами. Он публиковал в английской прессе статьи, говоря современным языком имиджевого характера, что благотворно влияло на отношения стран. Когда императрица Екатерина умерла,  Павел I пригласил Семена Романовича из Лондона в Петербург, пожаловал чин генерала от инфантерии и звание чрезвычайного и полномочного посла, а в день своей коронации 5 апреля 1797 года наградил орденом Святого Андрея Первозванного.

воронцов

Всех Воронцовых, имевших титул графов Священной Римской империи, возвел в графское достоинство Российской империи. Шестнадцатилетнего сына Михаила произвели в камергеры, минуя звание камер-юнкера и оставили служить при отце. Предусмотрительный Семен Романович деликатно отказывался от заманчивых предложений императора и попросил оставить его при посольстве в Лондоне. И все-таки его настигло недовольство императора и 4 апреля графа Воронцова известили об отстранении от службы, лишив звания посла, а сына звания камергера. Павел I намеревался также «взять в казенный секвестр» имения графа, но не успел. На трон взошел Александр I.[1]

Михаил Семенович начал службу поручиком в лейб-гвардии Преображенском полку. В то время Россия вела военные действия только на Северном Кавказе. Воронцов сам попросился на Кавказ в армию князя Цицианова. В 1803 году там его судьба свела с будущим героем Кавказа генералом П.С. Котляревским. Во время взятия крепости Гянджи (или Ганджи) Котляревский был ранен в ногу и князь Воронцов, подставив плечо, выводил его с поля боя. Другим боевым товарищем Воронцова стал граф Александр ХристафоровичБенкендорф, также служивший а армии Цицианова.[5]

Потом были Русско-турецкая война, Отечественная война 1812 года. Он уже начальник Сводно-гренадерской дивизии, в составе 2-й Западной армии, которая 11 июля проявляла чудеса героизма под Дашковом и 4-6 августа защищала Смоленск. В Бородинском сражении дивизия обороняла Багратионовы флеши. В заграничном походе русской армии 1813-14гг. Воронцов, оставаясь начальником дивизии, командовал авангардом 3-й Западной армии и Северной армии. В 1815-18 князь был командиром русского оккупационного корпуса во Франции. В назначении император писал: «Господин генерал-лейтенант граф Воронцов. Вновь охватившее Францию возбуждение и брожение умов побудили союзные державы оставить на ее границе часть своих сил даже после заключения мирных соглашений, только что положивших конец нынешней войне. Эти силы численностью 150 тысяч человек займут военную позицию, оккупируют несколько крепостей и будут содержаться за счет Франции.  Мое доверие, которым Вы столь заслуженно пользуетесь, усердие и военные таланты, проявленные Вами в последних войнах, равно как и особые старания, неизменно прилагавшиеся Вами для поддержания самой строгой дисциплины во вверенных Вам войсках, — все  это побудило меня при назначении командующего этим корпусом отдать предпочтение Вам…». Русский оккупационный корпус во Франции состоял из двух пехотных, одной кавалерийской дивизий и двух казачьих полков. В эти годы он помогает  подчиненным офицерам из своих личных сбережений, а в созданных школах по ланкастерской системе обучает грамоте солдат.  Михаил Семенович придерживался либеральных взглядов. Это многим не нравилось в столице. И его «отпустили» в бессрочный отпуск.[1]

7 мая 1823 года император Александр I назначает Воронцова генерал-губернатором Новороссийского края и полномочным наместником Бессарабии. Михаил Семенович сменил на этом посту француза Ланжерона. В подчинении графа Воронцова оказались Херсонская, Екатеринославская, Таврическая губернии и Бессарабия. Местом своего постоянного пребывания он выбрал Одессу. Древний Гаджебейский (есть правописание и Хаджебейский) замок, взятый русскими войсками в 1789 году был переименован в Одессу в 1795  и в том же году было положено начало торговле хлебом. Воронцов много сделал, чтобы этот город превратился в большой торговый центр. Этому же способствовало пожалованное городу в 1817 году право порто-франко. Именно торговля зерном способствовала развитию каменноугольной промышленности. К 1844 году оборот Одесского порта составлял 24 миллиона рублей серебром, из которых 18 миллионов рублей составлял экспорт.

Начал работать Михаил Семенович с подбора подчиненных. Он умел разбираться в людях, умел их воспитывать. В результате подобралась мощная команда единомышленников. Совместная работа сплотила и объединила их, подняла профессиональный уровень.

Рабочий день генерал-губернатора графа Воронцова начинался в 7 утра. Сначала работа с бумагами и в 8 часов прием дежурного адъютанта, офицеров, полицмейстера, чиновников. В 9 часов Михаил Семенович завтракал, после чего диктовал секретарям свои соображения по различным вопросам, отвечал на почту. Потом шел прием посетителей. После обеда в 17-18 часов он совершал пешую или конную прогулки.[4]

Одним из главных вопросов – заселение огромной вверенной ему в управление территории. Он подал пример. Начал скупать земельные участки в тогда еще необжитом Крыму. Много сил отдается борьбе с инфекционными заболеваниями, а во время засухи помогает нуждающимся из личных запасов. Еще одна проблема: дороги. Михаил Семенович улучшает дорожную структуру в регионе.

В 1844 году следует новое назначение. Графу к имеющимся должностям добавляется  дополнительно должность командующего отдельным Кавказским корпусом и Наместника Кавказа.[2]

Но его хватает на все. Понимая необходимость экономического развития региона, князь Воронцов организует в Азовско-Черноморском районе кабатажное плавание. И сразу же встает следующим вопрос с обеспечением судов топливом. Воронцов приглашает уральского заводчика камер-юнкера Анатолия Николаевича Демидова начать разработки недр Новороссии. Тот в свою очередь снаряжает экспедицию французского профессора Ле-Пле, которая за два года обследовала и описала 135 угольных и 22 рудных месторождения, но не нашел целесообразным их освоение. Так Демидов упустил свой шанс стать пионером в промышленной разработке богатств региона.

М.С. Воронцов старался, чтобы донецкий уголь попал на черноморский рынок. Но были проблемы прежде всего с его доставкой в порты. В Одессе, Херсоне, Керчи и Севастополе доминировал дешевый английский уголь. Английские суда, направляясь за зерном, брали уголь в качестве баласта. Для облегчения конкуренции с иностранным углем было предложено ввести на него пошлину. А для считавшегося тогда лучшим лисичанского угля придумали следующую схему доставки в порты. В Ростове покупались барки и в разобранном виде перевозились сухопутно до Лисичанска (это 250 верст). Там они собирались и спускались на воду, нагружались углем, а весной, в половодье, отправлялись по Северскому Донцу и Дону в Ростов. Отсюда уголь нагружался на суда и доставлялся в Керчь. В 1837-39гг. так вывозили ежегодно по 100 тысяч пудов угля.  Цена угля за пуд в Ростове была 36 копеек, в Керчи – 60 копеек. Граф предпринял шаги для применения угля в качестве топлива в казенных и общественных зданиях. В Одессе в 1840 году по этому вопросу действовала комиссия, в результате чего весной 1840-41гг. для угольного отопления были переоборудованы печи в правительственных зданиях, казармах, госпитале и во дворце графа Воронцова. Результат не заставил себя ждать. Цена на дрова упала на 40-50%. Но это было сделано разово и опять все пошло по старой схеме.

По предложению графа было разработано несколько проектов по доставке угля. Предполагалось углубить Северский Донец, сделав его судоходным в летние месяцы. Этому плану не удалось осуществиться. В 1843 году представили проект доставки топлива по деревянным рельсам от месторождений к портам Александровску и Бердянску. Был еще проект каботажной перевозки угля. Но все эти начинания не нашли практического применения. Появился более дешевый источник топлива. В районе Александровска-Грушевского (сегодня город Шахты Ростовской области) начали разрабатывать антрацит. И опять же Воронцову принадлежит первенство в использовании антрацита, который здесь называли «негодный уголь».  В одной из статей А.Скальковский писал: «По-видимому, успешная конкуренция грушевского антрацита производила прямо-таки терроризирующее впечатление на современников. Появление и разработка Грушевского и Екатерининского антрацита в войске Донском есть и будет гробом наших мягких углей в Азовских портах». Но не все было так уж хорошо, и современник   событий отмечал: «Хозяева шахт почти все люди весьма недостаточные; из них только малая часть есть людей торговых, а остальные те, которые никогда торговлею не занимались; работы ведут смотря по средствам и силам своим, не с коммерческими расчетами на большие выгоды, а можно сказать только для снискания пропитания».[3]

В районе Партизанского проспекта города Донецка располагались шахты, которые начал разрабатывать помещик Шидловский. В 1830-х годах их годовая производительность была ничтожна – 20 тысяч пудов. В 1842 году эти шахты перешли к князю Воронцову, который заключил с Шидловским контракт на 30 лет «на основании которого добывание угля в Александровских каменоломнях предоставляется производить его сиятельству за свой счет, с тем чтобы от всякого пуда добытого минерала платить помещику 2 копеек серебром». Для руководства работами был приглашен горный инженер Гурьев, были наняты рабочие, частично из местных жителей, установлена паровая машина в 20 лошадиных сил для подъема воды и угля. Добытый уголь продавался на месте не дороже 4 копеек серебром. Князю Воронцову возвращались только затраты на производство, никаких коммерческих целей он не преследовал. Он хотел создать образцовый рудник для снабжения углем портов. Во второй половине 1840-х гг.  годовая производительность Александровского рудника составляла 150 тысяч пудов.[3]

Но все благие начинания должны согласовываться с экономическими законами развития. А экономика Российской империи находилась если не в зачаточном, то уж точно не в лучшем состоянии.

Крымская война дала толчок развитию угледобычи. Порты Черного моря жили английским углем. Во время военной блокады привоз английского угля прекратился. В блокаде оказались и порты Балтийского моря. Уголь из Донбасса перевозился сухопутно на расстояние 600-800 верст за огромные деньги, до 1,2 рубля за пуд. В Петербург Грушевский антрацит доставляли по Дону, Волге и далее водным сообщением до столицы  — для нужд Балтийского военного флота.[3]

В 1845 году император пожаловал Воронцову титул светлейшего князя. Но человек не вечен. Года давали себя знать. Начинали беспокоить сердце и сосуды. В 1853 году князь попросил освободить себя от должностей наместника Кавказа и главнокомандующего Кавказским корпусом. Длительное лечение за границей не привело к положительным результатам. 19 октября 1854 года он просит отставки.  26 августа 1856 года он был пожалован генерал-фельдмаршалом. Умер князь Михаил Семенович Воронцов 6 ноября 1856 года в Одессе.

Из описания князя Воронцова Соллогубом: «На характере Воронцова его воспитание в Англии оставило следы неизгладимо. Он олицетворял собою методичность во всем и любил, почти требовал, чтобы все его окружающие ей подчинялись. В Одессе, Тифлисе, Боржоме, Алупке, Петербурге и за границей он вставал, работал, ездил верхом и обедал в одни и те же часы. Даже анекдоты за картами он рассказывал одни и те же, и все с учтивой улыбкой. … Воронцов был действительно русским солдатом, и таким, каких дай Бог много! Я отроду не встречал такой холодной и беззаботной храбрости». Михаил Семенович не любил платить пошлин в казну, так как не был уверен в честности чиновников. Он беспошлинно перевозил товары из Одессы на Кавказ, говоря адъютанту: «Когда дьявол по своему недоброжелательству к человечеству создал таможню для взимания пошлин, Бог по своей доброте придумал контрабанду».[1]

ЛИТЕРАТУРА

  1. Алексеев В.Н. «Графы Воронцовы и Воронцовы-Дашковы в истории России», Москва, 2002.
  2. Отечественная история, том1, Москва, 1994.
  3. Фомин П.И. «Горная и горнозаводская промышленность юга России. Том 1, Харьков, 1915.
  4. Нестерцов В.Д., Нестерцова С.М., Щербинина Е.В. «Деловая элита Донбасса XIX – начала ХХ века», Донецк, 2007.
  5. Степкин В.П. «Его называли «Кавказский Суворов», Донецк, 2008.

Авторы: В. Степкин, С. Третьяков

Добавить комментарий

Loading Facebook Comments ...