ДВОРЯНЕ  НЕСТЕРОВЫ

Иван Андреевич Нестеров, который считается основателем этого дворянского рода,   поселился в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии в конце XVIII века. В селе Григорьевка (район Боссе), тогда еще Александровской волости, Нестеровым принадлежало 62 крестьянина. А земля здесь досталась Ивану Андреевичу в качестве приданого жены – Дарьи Алексеевны, урожденной Рутченко. В браке Нестеровых родилось 2 сына (Николай и Андриан) и 2 дочери (Ульяна и Надежда). Старший сын Нестеровых, Николай Иванович, 1812 года рождения, имевший чин губернского секретаря, заложил несколько шахт. После его кончины всю землю и шахты унаследовала жена, Елизавета Альфонсовна. Работы на руднике, согласно промышленным правилам ведения разработок, производились с 1854 года. На нестеровском участке было исследовано 9 пластов угля. К моменту закладки рудника в семье Николая Ивановича и Елизаветы Альфонсовны Нестеровых было шестеро детей: Николай (1860г.), Иван (родился в 1842г.), Георгий (родился в 1843г.), Евгений (родился в 1845г.), Ольга и Дарья. Уголь стал основой благополучия семьи Нестеровых.

По договору с заводом Новороссийского Общества ежедневно Нестеровский рудник должен был поставлять на юзовский завод не менее 5 000 пудов угля. Были прописаны штрафные санкции. При неисполнении обязательств по ежедневной поставке угля, Юз мог отказаться от поставки, но продать добытый уголь куда-либо еще Елизавета Альфонсовна Нестерова не имела права. Е.А. Нестерова оборудовала шахту подъемной паровой машиной за 10 000 рублей. Механизация позволила увеличить добычу. Если в 1883 году угледобыча составляла 442 044 пудов, то на следующий год – уже 633 861 пуд.

В начале XX века наследникам Нестеровой принадлежало чуть больше 500 десятин земли. Владельческая усадьба, называвшаяся Никольское, была переименована в честь матери и сына: Лизино-Никольское. Находилась она рядом с деревней Закоп (ул. Санаторная и Цветная за Шлаколечебницей), а с юга граничила с  землею Софьи Ивановны Рутченко. В конце XIX века на территории усадьбы имелось три дворовых постройки, в которых проживало 36 мужчин и 9 женщин, один постоялый двор при проселочной дороге в с. Старо-Михайловку. Усадьба уже называется «Кальмиус».

Нестеровский рудник неплохо работал. В начале ХХ века его арендовал известный харьковский промышленник и общественный деятель Николай Федорович фон Дитмар. В 1901 году Нестеровский рудник фон Дитмара добывал 1,2 млн. пудов угля. Все, кто связан с горной промышленностью, знают продукцию харьковского завода «Свет шахтера», когда-то принадлежавшего фон Дитмару: головные светильники, по-народному «коногонки». Со времен гражданской войны одна из нестеровских шахт называлась Черногория, а на 1936 год действовало две шахты Нестеровка №3, дававшая уголь марки «К» (производительность в 1933г. — 62 100 т) и Нестеровка №6, уголь марки «ПЖ» (производительность в 1933г. — 37 500 т).

Добыча и торговля углем давала Нестеровым хорошие доходы. На эти деньги можно было и заново отстроить усадьбу, что и было в полной мере осуществлено. На ул. Потийской, 57 сохранился дом Нестеровых, который падкие до сенсации журналисты назвали по аналогии «Ласточкиным гнездом». Построило его семейство Николая Ивановича Нестерова в конце XIX — начале ХХ веков. Жена его Пелагея Александрова 1860 года рождения, дети их: Александр 1876г.р., Михаил 1879 г.р., Игнат1884г.р., Олимпиада 1883г.р., Любовь 1890г.р. После смерти мужа домом владела вдова Пелагея Александровна Нестерова.

В архиве Санкт-Петербурга хранится переписка между Акционерным обществом «Русский Провиданс» (основное предприятие — металлургический завод в Мариуполе) и Пелагеей Александровной Нестеровой за 1912-1916гг.  А проживала тогда госпожа Нестерова в собственной даче по Решетиловскому шоссе в Полтаве. Суть переписки в том, что завод «Русский Провиданс» приобрел шахты Товарищества Рутченковских каменноугольных копей «со всеми шахтами, постройками, движимым и недвижимым имуществом, со всеми договорами, контрактами». Договор с Нестеровой на разработку угольных пластов, залегавших в недрах принадлежавшей ей земли также перешел к новым владельцам. Но договор был заключен только до 1920 года. Новые хозяева хотели срочно его продлить.

В этом же деле находятся бумаги, датированные 1 июля 1912 года, о проведении электрической линии от электростанции «Рутченковского горнопромышленного Общества» к шахтам теперь уже Акционерного общества «Русский Провиданс». Так как линия электропередач должна была идти по земле Нестеровой – требовалось ее согласие, а чтобы хозяйка была посговорчивей представители «Русского Провиданса» предложили провести электричество в ее дом: «5 июня 1912 года Рутченковское горнопромышленное Общество заключило с Пелагеей Александровной Нестеровой контракт на 30 лет на право проведения столбовой линии для передачи электрической энергии, установки телефонных и телеграфных линий через ее, Нестеровой, землю…. Общество взяло на себя, между прочим, обязательство предоставить Нестеровой электрическую энергию для освещения жилого дома, служб и двора в усадьбе Кальмиус, в размере 1200 киловат-час в год без права накопления (аккумулирования), электричество она имело право расходовать и больше отведенного лимита, но уже за плату 10 копеек киловатт-час, однако, не более 1200 киловат-час сверх бесплатных». Как видим, в начале ХХ века цивилизационные блага постепенно входили в провинциальный быт.

Судьбу следующих потомков Нестеровых помог установить донецкий краевед Владимир Николаевич Морев.  У Николая Николаевича Нестерова был сын Александр, который родился в 1876 году в г. Полтаве. Окончил юридический факультет, скорее всего, Санкт-Петербургского Императорского университета.  До февраля 1917 г. — мировой судья 13-го участка Бахмутского уезда. Участок находился в Юзовке и располагался под одной крышей с юзовской пожарной частью. В армии Александр Николаевич не служил по инвалидности. У них с женой Зинаидой Михайловной было 2 дочери и сын Петр.

 

Александр Николаевич в средине 1920-х годов работал зав. конторой, структурно входившей в трест «Югосталь». Беспартийный, член профсоюза ВСРМ (Всероссийский союз рабочих-металлистов), в Красной Армии не служил, с Февральской революции 1917г. по 1 января 1920 (стандартный вопрос в анкетах о занятии во время гражданской войны) — тот же мировой судья. За границей и под судом не бывал. Его сын Пётр Александрович родился в 1905 году в г. Санкт-Петербурге, получил среднее образование, работал конторским служащим (счетоводом), жил в квартире при Нестеровском руднике. Что стало с дворянами Нестеровыми в годы индустриализации мы не знаем. Возможно, что их коснулись «большие чистки».

Что еще можно добавить о дворянах Нестеровых?  Они  имеют отношение  к Лидиевскому руднику. Дело в том, что земля в районе современной шахты «Лидиевка» (всего 500 десятин) принадлежала дочери Ивана Андреевича и Дарьи Алексеевны Нестеровых — Дарье Ивановне, вышедшей замуж за казачьего офицера Горбачева. Недалеко от шахты Лидиевка существовал хутор, называвшийся Дарьино поле.

Автор: В. Степкин

Фото: Р. Кишкань

Использованы следующие источники: РГИА: ф.1250, оп11, д612, л.736, л.785-785об; ф.1343, оп.26, д.1425; ф.1502, оп.1. д.2.  Архив ДНР: ф.Ф-8, оп.1, д.7а, л.102; ф.Р-231. оп.1. д.526. л.47-47об, л.309-309об; Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии. Бахмутский уезд, Екатеринослав, 1886; Екатеринославская губерния с Таганрогским градоначальством. Списки населенных мест. СПб 1863.

donetsk_bolfur_house_05

Дом Нестерова

12

Дом Нестеровых по ул. Потийской, 57 в Донецке. Заброшен и — в запустении

32

Дом Нестеровых по ул. Потийской, 57 в Донецке

Добавить комментарий

Loading Facebook Comments ...